Распространеніе литовскаго владычества въ южно-русскихъ земляхъ (Гл. изъ «Очерка исторiи Литовско-Русскаго государства»)

Первый и ближайшій поясъ русскихъ земель, которыми окружило себя съ востока и юга новообразовавшеесся великое княжество, составили Полоцкая земля въ обширномъ смыслѣ, Полѣсье и земля Берестейская съ Подляшьемъ. Уже при Гедиминѣ Литва начала окружать себя вторымъ поясомъ, въ составъ котораго вошли Волынь съ Подольемъ, Кіевская земля, Чернигово-Сѣверская на югѣ и юго-востокѣ, Смоленская — на востокѣ. Наиболѣе успѣшно шло это дѣло сначала въ южно-русскихъ земляхъ, которыя къ концу XIV вѣка сдѣлались прочнымъ достояніемъ Литвы.

Въ числѣ пословъ Гедимина, ѣздившихъ въ 1326 году въ Новгородъ для заключенія мира, русскія лѣтописи называютъ послѣ Минскаго князя Василія князя Ѳедора Святославича. Можно догадываться, что это былъ князь изъ рода путивльскихъ Ольговичсй, которому принадлежалъ тогда Кіевъ, и который, очевидно, сталъ подручникомъ Геднмина подобно своему сосѣду — Минскому князю Василію. Подчиненіе Кіевскаго князя Литвѣ было, вѣроятно, слѣдствіемъ побѣды Гедимина на р. Ирпени надъ отцомъ Ѳедора Святославича около 1320 года. Не всѣ ученые, впрочемъ, признаютъ этотъ фактъ. Антоновичъ въ своемъ «Очеркѣ исторіи великаго княжества Литовскаго» и по его слѣдамъ г. Грушевскій въ своей «Исторіи Кіевской земли» отвергаютъ этотъ фактъ, считая его лѣтописнымъ вымысломъ. Доводы ихъ основываются на критическомъ разборѣ сказанія о походѣ Гедимина на южную Русь, содержащагося въ пространной литовско-русской лѣтописи (такъ называемой Быховца). Разсказъ этотъ дѣйствительно содержитъ много хронологическихъ и другихъ несообразностей, но при всемъ томъ едва ли можетъ быть отвергнутъ цѣликомъ. Составитель неискусно сгруппировалъ въ немъ подробности, перепуталъ и исказилъ имена, но едва ли выдумалъ самый основной фактъ, о которомъ встрѣчаются краткія извѣстія и въ другихъ лѣтописяхъ. Доводы, приводимые въ пользу такого пониманія Дашкевичемъ въ его «Замѣткахъ по исторіи Литовско-Русскаго государства», Д. И. Иловайскимъ во второмъ томѣ его «Исторіи Россіи» и отчасти Зотовымъ въ его трудѣ «О Черниговскихъ князьяхъ по Любецкому синодику», являются болѣе убѣдительными, чѣмъ отрицательные доводы Антоновича и его послѣдователей.

Подчиненіе Кіевскаго князя и Кіевщины Гедимину легко понять, если принять во вниманіе, что такое представлялъ изъ себя Кіевскій князь того времени, какими средствами онъ располагалъ. Кіевскій князь былъ въ то время однимъ изъ тѣхъ бѣдныхъ князьковъ, которые еле держались съ горстью русскаго населенія, уцѣлѣвшаго послѣ татарскихъ погромовъ на степной окраинѣ. Мать и краса русскихъ городовъ въ былое время — Кіевъ былъ послѣ татаръ ничтожнымъ городкомъ, въ которомъ Плано-Карпини. проѣзжавшій черезъ него въ 1246 году, насчиталъ не болѣе 200 домовъ. Ко второй половинѣ ХШ вѣка въ немъ не было князей, а въ 1300 году его покинулъ и митрополитъ Максимъ, удалившійся со всѣмъ своимъ «житьемъ» на сѣверъ отъ татарскаго насилья. Тогда же, — прибавляетъ лѣтописецъ, — и Кіевъ весь разбѣжался. Едва ли Кіевъ успѣлъ собраться вновь, какъ слѣдуетъ, въ то время, когда въ немъ утвердились Ольговичи путивльскіе съ соизволенія хана. Но съ горстью людей Кіевскій князь не могъ держаться въ качествѣ самостоятельнаго владѣтеля и долженъ былъ подчиниться могущественному сосѣду, тѣмъ болѣе, что этотъ сосѣдъ могъ до извѣстной степени оберегать его отъ татаръ.

Князь Ѳедоръ Святославичъ въ качествѣ подручника, вассала великаго князя Литовскаго, продержался до 1362 года. Въ зтомъ году, — сообщаетъ такъ называемая Густынская лѣтопись, — великій князь Ольгердъ взялъ Кіевъ подъ княземъ Ѳедоромъ и посадилъ въ немъ своего сына Владиміра. Смѣщая князя Ѳедора, который былъ не только подручникомъ великаго князя, но и данникомъ татарскаго хана, Ольгердъ, по всѣмъ признакамъ, воспользовался неурядицами, происходившими въ то время въ Ордѣ. Надо сказать, что со смертію Бердибека (1359 г.) ханская власть нѣкоторое время не существовала фактически. Безпрестанно смѣнялись эфемерные ханы, временщики и авантюристы; но словамъ современнаго арабскаго историка Ибнъ-Хальдуна «было нѣсколько эмировъ монгольскихъ, подѣлившихся управленіями въ округахъ Сарая; они были не согласны между собою и правили своими владѣніями порознь». Позже, уже въ семидесятыхъ годахъ XIV столѣтія, изъ среды этихъ правителей выдвинулся крымскій эмиръ Мамай, захватилъ въ свои руки власть въ Ордѣ и достигъ значительнаго могущества. Но въ шестидесятыхъ годахъ не было въ Ордѣ хановъ или князей, которые могли бы дать дѣйствительное значеніе ханскому суверенитету въ южнорусскихъ областяхъ. Ольгердъ и воспользовался благопріятнымъ моментомъ для освобожденія Кіевщины отъ татарской зависимости и окончательнаго присоединенія ея къ великому княжеству Литовскому. Послѣднее ему удалось; но эмансипировать Кіевщину отъ татаръ Ольгердъ оказался не въ состояніи. Впослѣдствіи, когда возстановилась въ Ордѣ сильная ханская власть и прекратились усобицы, князь Владиміръ Ольгердовичъ долженъ былъ по прежнему обычаю выплачивать имъ дань. Вотъ почему и на монетахъ его встрѣчаемъ татарскую тамгу, которая служила обычнымъ выраженіемъ подданничества но отношенію къ татарскому хану.

Полностью статью вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

           

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 3 гостя.

Пользователи на сайте

  • igork

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
37%
Прямой сбор средств
16%
Поиск спонсора или грантодателя
42%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
5%
Всего голосов: 57