Дорогие друзья и пользователи разделов "Библиотека" и "Депо карт"!

Пришло время серьёзно реорганизовать наш сайт. И первым шагом в этой реорганизации будет открытие прямого доступа к скачиванию материалов упомянутых разделов (минуя торрент-раздачи).
Скоро в каждой группе материалов появится ссылка "ПРЯМОЕ СКАЧИВАНИЕ", а в некоторых она уже есть.
За обновлениями разделов "Библиотека" и "Депо карт" вы можете следить в блоге пользователя admin.

Мы и впредь будем стараться делать наш сайт лучше и удобней для посетителей.

ДАВАЙТЕ ВЕРНЁМСЯ К СТАРЫМ КАРТАМ (продолжение)

В первой части нашей статьи мы с читателем пришли к довольно любопытному выводу: несмотря на то, что за полтора века уточнений размеров земного эллипсоида длина его окружности увеличилась на 8,5 километров, погрешность, вносимая этим изменением на лист карты крупного масштаба, имеет величину меньшую, нежели предельная точность масштаба карты. Говоря иными словами, неважно, эллипсоид какого размера вы будете использовать для создания карты или её привязки: это никак не скажется на точности построений.

На первый взгляд, это явно противоречит тому выводу, к которому мы пришли в одной из ранее опубликованных статей («Привязка архивных карт: некоторые секреты», № 1, 2015). Ведь там мы показали, что выбор эллипсоида иного размера, нежели тот, который использовался при создании карты, приводит к явному несовпадению линий координатной сетки, изображённой на карте с сеткой реальной, современной.

В предыдущих статьях этого цикла я подробно останавливался на том, какой необходимой информацией нужно обладать, чтобы грамотно обрабатывать архивные карты, в том числе для целей навигации на местности, а также для того, чтобы стало возможным соотнести информацию, изображённую на архивной карте с современным состоянием местности.

В последней статье я подробно разобрал тему желательности (и даже, порой, необходимости) знания проекции карты. Однако геодезическая основа упоминалась вскользь, как правило только для понимания основной мысли материала, хотя именно геодезия — краеугольный камень картографии. Теперь пришло время подробно поговорить и об этом. Давайте разберём, насколько важным для операций со старыми картами является это понимание и знание и в каких случаях этими сведениями можно пренебречь.

Интервью с одним из самых крупных специалистов в области изучения историко-культурных (культовых) камней В.Г. Мизиным завершает наш последний в этом году выпуск не случайно. И хотя непосредственно к теме номера оно и не имеет отношения, зато определённым образом позволяет подвести некий промежуточный итог тем материалам, которые мы публиковали в течение двух лет. А самое главное — обозначает некий задел на будущее, или скорее, задаёт вектор движения, по которому нам хотелось бы идти дальше. На ближайший год у редакции довольно много планов, связанных с этой темой; чтобы сохранить интригу, мы сейчас не будем подробно рассказывать об этом. Но обозначим эти планы, точнее сделаем о них намёк, — здесь и сейчас.

— В своих исследованиях Вы часто употребляете термин «культовые камни». С недавних пор, с лёгкой руки одного из наших авторов, у нас в редакции прижился термин «историко-культурные камни». Насколько, на Ваш взгляд, оправдана такая замена или обобщение?

— Это не столько замена, сколько параллельные понятия. На самом деле понятие «культовый камень» достаточно условное, поскольку со многими называемыми так камнями не связано никаких свидетельств культа и ритуалов. Чаще всего это касается камней-следовиков, углубления на которых просто считают следками, без каких-либо дополнительных фольклорных упоминаний или следов культового отношения. Можно сказать, что категория «историко-культурные камни» более всеобъемлюща и включает в себя, в том числе, и «культовые камни», но среди них и камни с которыми мог быть связан бытовой или исторический фольклор. Например, валуны, на которых обедал Петр I, Наполеон или еще какой-либо исторический деятель. При деревнях часто были приметные камни, которые просто являлись точками сбора молодежи на посиделки или праздники, были камни, связанные в локальном фольклоре с какими-либо местными событиями и локальными суевериями… Все подобные объекты тоже представляют ценность как элементы культурного ландшафта, хранящие тот или иной аспект исторической памяти места, но культовыми не являются, однако именно к ним вполне применима формулировка «историко-культурные камни». Так что как обобщение это вполне приемлемо.

— Когда говорят о камнях, то обычно связывают такие объекты с язычеством. Но в своих работах Вы подчёркиваете их роль и для других религий, в том числе и христианства. Расскажите подробней об этом.

Впервые громогласно о необходимости создания в трубчевско-суземских лесах государственного заповедника заявлено было в 1959 году. Все началось с публикации 4 марта небольшой заметки в еженедельнике Союза писателей России «Литература и жизнь». «В защиту Брянского леса» — так и называлась эта статья за подписью подполковника запаса, старшего инструктора Центрального Совета военохотобщества И. Дебрина. Вот кусочек из этой статьи: «…Заповедник может стать выдающимся в стране естественным памятником природы… Брянский лес — бесподобная, неповторимая водоохранная зона… Пора подумать о том, как сохранить для народа нашего этот величественный лес».

ВСТУПЛЕНИЕ

Не так давно, в начале марта 2015 г., сразу на нескольких российских сайтах была опубликована статья с одним названием: «О Локотской республике — забыть»1. Уже одно это обстоятельство вызывает сразу, как минимум, три недоуменных вопроса:

Первый. Почему нам, современным россиянам, предлагают забыть какой-то, наверное, немаловажный эпизод из новейшей истории России?

Второй. Если эта самая «Локотская республика» являлась каким-то страшным и подлым пятном в новейшей истории России, то, по уму, наоборот, надо как можно тщательней разобраться во всех нюансах и моментах ее рождения, развития и существования. Чтобы никогда более подобное не повторялось нигде на просторах необъятной и такой единственной для всех нас Родины — России. Нам же предлагают ничего не изучать, ни до чего не докапываться, а просто забыть! Не значит ли, что тогда в этой ужасной (или все-таки «ужасной») «республике» все было совсем не так, как то описывается в ее немногочисленных и практически однотипных, унисонных описаниях времен советского Агитпропа и Социалистического реализма?

Третий. Так что же это за явление такое было на самом деле, если все то, что мы знаем о нем — написано и создано во времена, когда действительную правду событий изощренно препарировали опытные коммунистические пропагандистско-идеологические деятели-интернационалисты типа Эренбурга, Мехлиса и Суслова2, искусственная идеология которых канула в лету с распадом СССР в 1991 г., а какие-либо поиски правдивой информации об этом явлении нам всем чуть ли не директивно предлагают прекратить, а о самом явлении — забыть?

Ольга Ивановна Климченкова, уроженка деревни Подгородняя Слобода, малолетняя узница фашизма, автор ряда публикаций о своём военном детстве и истории родной деревни.

Родилась я на Брянщине, на земле, ставшей в годы Великой Отечественной войны знаменитым партизанским краем. Наша маленькая деревушка — Подгородняя Слобода — находится в Суземском районе, на южной окраине необъятных Брянских лесов, в живописной местности на берегах реки Сев. До войны люди жили здесь спокойно, трудились, не покладая рук, и были уверены в завтрашнем дне. Деревня выделялась из всех остальных. По плану ГОЭЛРО в 1926 году на реке была построена электростанция. Были в деревне свои мельница, маслобойка большой колхозный сад и пасека. При советской власти открыли начальную школу и ясли, построили клуб, в котором располагалась библиотека, работали кружки, два раза в неделю бесплатно показывали кинофильмы. Были и машина грузовая (полуторка), и своя молотилка, и несколько косилок-лобогреек, хороший табун лошадей, молочно-товарная ферма, свиноферма, птицеферма и овчарня, небольшой кирпичный завод. «Лампочки Ильича» горели не только в домах, они освещали улицы, сараи, склады. Вечером, когда на столбах вдоль улиц зажигались огни, и всё это отражалось в реке, была такая красота, что незнакомые люди, впервые проезжая через деревню, спрашивали: «Что это за чудо такое, что это за городок?» Им отвечали: «Это не городок, это деревня, колхоз «Коммунион». Удивлялись люди потому, что во всей округе электрический свет горел в домах только в райцентрах — в Суземке и в Севске.

«Цыганский барон» — так немцы назвали свою самую крупную операцию по уничтожению Брянского партизанского края. Более 130 тысяч карателей почти две недели вели ожесточенные бои с защитниками Южного партизанского края. Но и в этот раз затея немцев по уничтожению брянских партизан закончилась провалом.

«В глубине Старого городского кладбища в Бежецке слева за Спасо-кладбищенским кафедральным храмом есть малоприметная могила, где на гипсовой вертикальной плите из мраморной крошки укреплена маленькая фотография человека с генеральскими погонами и Золотой Звездой Героя Советского Союза на груди. Но ни в день его рождения, ни в день Победы власти не возлагают цветы к этой могиле»…

Так писал в 2013 году профессор Государственной академии славянской культуры В.М. Воробьёв о могиле Николая Ивановича Арсеньева в своей книге « Бежечане — Герои Советского Союза». Прошло три года. Наступил 2016, который для родственников знаменитого земляка ознаменовался прекрасным и незабываемым событием. По инициативе историко-краеведческого альманаха «Бежецкий край» при финансовой поддержке Ассоциации бежецких предпринимателей в День города 6 августа состоялось открытие нового памятника Герою Советского Союза генерал-майору Николаю Ивановичу Арсеньеву, Указом Президиума Верховного Совета СССР незаслуженно лишенного высочайшего звания в ноябре 1962 года. Хотя надо отдать честь тому, что на аллее Славы памятная доска с именем Н.И. Арсеньева существует.

Вспоминая осень сорок первого, приводя свидетельства о настроениях подсоветского населения, невозможно не рассказать о своего рода русском государстве, возникшем в тылу частей вермахта, наступавших на Москву.

В конце сентября 1941 года германские войска подошли к Брянщине. И, похоже, всенародного рыдания в связи с этим не было. НКВД докладывал, что «эвакуируемые семьи партийного и советского актива провожались под свист и недвусмысленные угрозы со стороны распоясавшейся антисоветчины, а часть сотрудников учреждений упорно избегала под различными предлогами эвакуации»1.

RSS-материал

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
21%
Прямой сбор средств
18%
Поиск спонсора или грантодателя
52%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
9%
Всего голосов: 33