«Где искони с лучом Европы Востока дальний луч скрещён…»

Итак, читатель держит в руках последний в этом году номер журнала. И вновь он получился сдвоенным: настолько обширным оказался материал по югу Брянской области — а именно этим территориям и посвящён выпуск.

Поэтому я, пожалуй, отступлю от ставшей привычной «подачи» материалов номера. В самом деле, одно только перечисление авторов, названий статей и их самых кратких анонсов заняло бы пару страниц. Постараюсь вместо этого остановиться лишь на ключевых положениях — этаких «узелках на память».

Последний в этом году номер журнала уже доступен!

Дорогие друзья!

Наконец-то вышел в свет очередной, заключительный в этом году сдвоенный номер журнала, посвящённый югу Брянской области!

 Тема номера: «Где искони с лучом Европы Востока дальний луч скрещён…».

Формат журнала: приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов под управлением iOS и Android).

Журнал уже доступен для скачивания в цифровых магазинах:

Псковские волоки. Двинско-ловатский водораздел

Юго-восточные административные районы Псковщины — Усвятский и Куньинский — лежат по обе стороны полосы водораздела Западной Двины и Ловати. Две главные реки Русского Северо-Запада (Ловать является начальным участком единой водной системы: р. Ловать–оз. Ильмень–р. Волхов–оз. Ладожское–р. Нева) протекают в противоположных направлениях, относясь, соответственно, к бассейнам Рижского и Финского заливов Балтийского моря.

По Западной Двине путники продвигались вверх по течению в северном направлении, переходя по тому или иному волоку в бассейн Ловати и спускаясь по этой реке к Ильменю. Во встречном направлении шли от Ильменя вверх по Ловати и через те же волоки попадали на Западную Двину.

Основное направление этого движения в средневековье известно как «путь из варяг в греки», и Усвятский волок считается ключевым на нём. Но есть два вопроса, которые требуют дополнительного обсуждения в связи с путями передвижения в этом районе.

Во-первых, от устья правого двинского притока реки Усвяча движущиеся с севера люди и коллективы могли стремиться не только к Днепру и далее, но, кроме того, вниз по Западной Двине — к Полоцку и вверх по ней — в Волго-Двинское междуречье, то есть в субширотном направлении.

Очерки по истории Бежецкого края (новгородский период)

I.ПЕРВЫЕ УПОМИНАНИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ О БЕЖЕЦКОМ КРАЕ

Наиболее древним памятником, в котором встречается название, тождественное имени нашего края, является «Устав Ярослава о мостах»1, имеющий в виду распределение повинностей по мощению Великого Новгорода. Текст этого устава, приписанный к Русской Правде и сохранившийся в рукописи XIII века, заключает в себе много неясностей и допускает различные толкования. В нем мы имеем ряд собственных названий новгородских улиц, концов и сотен, которые представляли собою составные части В. Новгорода, а вместе с ними ряд собственных имен, в отношении которых трудно сказать, обозначают ли они сотни или под ними нужно разуметь какие-либо другие подразделения самого города или даже Новгородской области. К числу таких названий относится и название «Бежитьская (Бежичкая)». Одни полагают, что это — название новгородской сотни, так как оно вместе с другими следует непосредственно за перечислением сотен; другие видят в этом и следующих за ним именах названия Новгородских пятин или вообще крупных областных единиц Новгородской земли.

Княжеский фаворит Иван Всеволожский

Как и всякая пограничная земля, Бежецкий Верх, юго-восточное пограничье Новгородской земли, имеет весьма непростую и запутанную историю и географию. Первое письменное упоминание о Бежецком Верхе датируется самым концом XII века, 1196 годом, и описывает изгнание князя Ярослава Всеволодовича из Новгорода. Князь ушёл в Торжок и «дани поимал по всему Верху». В новгородских летописях XII–XIII вв. эта территория называется также то Бежецким рядом, то Бежецкой сотней, и рассматривается как зависимая от Новгорода. В XIII в. с усилением политического значения Твери Бежецкий Верх постепенно становится всё более и более неспокойным пограничьем, и связано это в том числе и с тем, что московские князья начинают проявлять к этой территории всё больший и больший интерес.