Из различных источников можно узнать, что в 1236 году князь Ярослав Всеволодович принимает Киевское княжение, доверяя сыну Александру (впоследствии Невскому) Великий Новгород. Никто до сих пор не знает по какой причине через два года, в 1238 году, они не пришли на помощь своему старшему брату, Георгию Всеволодовичу Владимирскому, который собрал для решающей битвы с монголами (так называемыми «татаро-монголами») сорокатысячное русское войско, ставшее укреплённым лагерем на границе Владимиро-Суздальского и Новгородского княжеств. Напрасно ждал Великий князь Земли Русской Георгий Владимирский, принявший смертельный бой, Ярослава из Киева и племянника Александра Невского из Новгорода. Где происходило сражение доподлинно неизвестно, но известно, что небольшой отряд Дорожи-воеводы в составе 3000 воинов сразился с татарами на реке Сить, а затем соединился с объединенными русскими войсками.

В летописях также есть упоминание о том, что «…ростовский епископ Кирилл, возвращаясь из Белаозера, и желая видеть место битвы на берегах Сити, в куче мёртвых тел искал Георгиева. Он узнал его по княжескому одеянию, но туловище лежало без головы» (Н.М.Карамзин, т.3, гл.8). Тело Георгия положили, как и тело героя Ситской битвы, его племянника от старшего брата Константина Василька, в Ростовском храме Богоматери.

Политическая карта при восхождении Ивана Васильевича на великокняжеский престол в 1462 году

Натянутые отношения между Москвой и Литвой в конце-концов разрешились открытою войной между ними.

<…>

Такое положение вещей не давало гарантии Москве в том, что она получит надлежащую помощь при отражении татарских набегов, и не исключало даже возможности повторения тех инцидентов, на которые жаловался Иван Васильевич в переговорах с Казимиром. Правда, одною из первых статей договора 1494 года было взаимное обязательство великих князей Московского и Литовского быть за одно против татар, обязательство, в силу которого, между прочим, украинные князья и воеводы при нападении татар на украинные места должны были «сослався» обороняться «с единого». Но это обязательство почти аннулировалось оговоркою: «А коли пришлешь ко мне про помочь, а мне к тебе будет в ту пору помочи нельзя послати, ино то тебе от меня не в-ызмену». Во всяком случае это обязательство не гарантировало всегдашнее единство действии Московского и Литовского правительств на Окской украйне, не говоря уже о возможности «розмирья» между этими государствами. Поэтому Московское правительство воспользовалось первым благоприятным случаем, чтобы включить в состав своих владений всю Верхнеокскую украйну и протянуть линию охвата дикого поля далее на юго-запад, чтобы иметь возможность своевременно подстерегать и перенимать движение татарских отрядов в степи.

Уважаемые наши читатели и подписчики!

Продолжаем выполнять наши обещания: третий, "полистовский" номер журнала доступен для свободного скачивания!

В эти долгие зимние вечера так интересно вновь оказаться в "краю зачарованных болот"…

Первый и ближайшій поясъ русскихъ земель, которыми окружило себя съ востока и юга новообразовавшеесся великое княжество, составили Полоцкая земля въ обширномъ смыслѣ, Полѣсье и земля Берестейская съ Подляшьемъ. Уже при Гедиминѣ Литва начала окружать себя вторымъ поясомъ, въ составъ котораго вошли Волынь съ Подольемъ, Кіевская земля, Чернигово-Сѣверская на югѣ и юго-востокѣ, Смоленская — на востокѣ.

Итак, читатель держит в руках последний в этом году номер журнала. И вновь он получился сдвоенным: настолько обширным оказался материал по югу Брянской области — а именно этим территориям и посвящён выпуск.

Поэтому я, пожалуй, отступлю от ставшей привычной «подачи» материалов номера. В самом деле, одно только перечисление авторов, названий статей и их самых кратких анонсов заняло бы пару страниц. Постараюсь вместо этого остановиться лишь на ключевых положениях — этаких «узелках на память».

Дорогие друзья!

Наконец-то вышел в свет очередной, заключительный в этом году сдвоенный номер журнала, посвящённый югу Брянской области!

 Тема номера: «Где искони с лучом Европы Востока дальний луч скрещён…».

Формат журнала: приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов под управлением iOS и Android).

Журнал уже доступен для скачивания в цифровых магазинах:

Как и в предыдущий раз, срок бесплатного скачивания и чтения журнала составляет двое суток.

Желаем вам долгого и полезного чтения!

Содержание номера

Юго-восточные административные районы Псковщины — Усвятский и Куньинский — лежат по обе стороны полосы водораздела Западной Двины и Ловати. Две главные реки Русского Северо-Запада (Ловать является начальным участком единой водной системы: р. Ловать–оз. Ильмень–р. Волхов–оз. Ладожское–р. Нева) протекают в противоположных направлениях, относясь, соответственно, к бассейнам Рижского и Финского заливов Балтийского моря.

По Западной Двине путники продвигались вверх по течению в северном направлении, переходя по тому или иному волоку в бассейн Ловати и спускаясь по этой реке к Ильменю. Во встречном направлении шли от Ильменя вверх по Ловати и через те же волоки попадали на Западную Двину.

Основное направление этого движения в средневековье известно как «путь из варяг в греки», и Усвятский волок считается ключевым на нём. Но есть два вопроса, которые требуют дополнительного обсуждения в связи с путями передвижения в этом районе.

Во-первых, от устья правого двинского притока реки Усвяча движущиеся с севера люди и коллективы могли стремиться не только к Днепру и далее, но, кроме того, вниз по Западной Двине — к Полоцку и вверх по ней — в Волго-Двинское междуречье, то есть в субширотном направлении.

На существование особой области, тянувшей к Бежецку как к своему административному центру и носившей его имя, первые указания находим в двух старых документах: в уставе Ярослава о мощении Новгорода первой половины 11 века и Святославовом уставе 1137 года о епископской дани; в первом отмечена Бежецкая сотня, во втором — Бежецкий ряд.

К определению границ этой области документальных данных не сохранилось, но известно, что в древности деление земель происходило «по рубежам старым», с сохранением, по возможности, границ еще более древних, т.е. племенных.

Бежецк возник за естественной границей новгородских владений как колония в земле какого-то чуждого Новгороду племени. Была ли то югра, как думал Европеус, весь ли, как предполагали Покровский и Аспелин, или меря, утверждают Уваров и профессор Богданов, во всяком случае, племя это, живя здесь сравнительно долго, занимало определенную территорию. По профессору Богданову, оно заселяло северную часть нынешней Тверской губернии. Границы владений этого племени граф Уваров проводит между Зубцовом и Ржевом, между Тверью и Торжком, между Кашином и Бежецком. Возможно, что эта именно территория, по мере вытеснения отсюда инородческого племени или ославянения его со стороны Новгорода Великого, и составила ту область, которая потянула к Бежецку, как обычно тогда округа тянула к селению, с которого началась колонизация края.

I.ПЕРВЫЕ УПОМИНАНИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ О БЕЖЕЦКОМ КРАЕ

Наиболее древним памятником, в котором встречается название, тождественное имени нашего края, является «Устав Ярослава о мостах»1, имеющий в виду распределение повинностей по мощению Великого Новгорода. Текст этого устава, приписанный к Русской Правде и сохранившийся в рукописи XIII века, заключает в себе много неясностей и допускает различные толкования. В нем мы имеем ряд собственных названий новгородских улиц, концов и сотен, которые представляли собою составные части В. Новгорода, а вместе с ними ряд собственных имен, в отношении которых трудно сказать, обозначают ли они сотни или под ними нужно разуметь какие-либо другие подразделения самого города или даже Новгородской области. К числу таких названий относится и название «Бежитьская (Бежичкая)». Одни полагают, что это — название новгородской сотни, так как оно вместе с другими следует непосредственно за перечислением сотен; другие видят в этом и следующих за ним именах названия Новгородских пятин или вообще крупных областных единиц Новгородской земли.

Как и всякая пограничная земля, Бежецкий Верх, юго-восточное пограничье Новгородской земли, имеет весьма непростую и запутанную историю и географию. Первое письменное упоминание о Бежецком Верхе датируется самым концом XII века, 1196 годом, и описывает изгнание князя Ярослава Всеволодовича из Новгорода. Князь ушёл в Торжок и «дани поимал по всему Верху». В новгородских летописях XII–XIII вв. эта территория называется также то Бежецким рядом, то Бежецкой сотней, и рассматривается как зависимая от Новгорода. В XIII в. с усилением политического значения Твери Бежецкий Верх постепенно становится всё более и более неспокойным пограничьем, и связано это в том числе и с тем, что московские князья начинают проявлять к этой территории всё больший и больший интерес.

RSS-материал

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 2 гостя.

Пользователи на сайте

  • igork

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
35%
Прямой сбор средств
15%
Поиск спонсора или грантодателя
44%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
6%
Всего голосов: 54