Осенью 1942 г. партизанами Белоруссии, Калининской области и Латвии на стыке трех республик был создан Братский партизанский край, заключенный в треугольнике между городами Полоцк, Себеж и Невель. Он сыграл важную роль в дальнейшем развитии партизанского движения в тылах групп немецких армий «Север» и «Центр». Его создание началось с разгрома партизанами в начале осени 1942 г. большинства гарнизонов в Освейском, Дриссенском и Полоцком районах Белоруссии. Не выдержав ударов, оккупанты оставили в конце сентября 1942 г. Клястицы и Соколище; еще раньше, 19 сентября 1942 г. они убрались из п. Освея. Россонский, а затем и Освейский районы Витебской области были полностью очищены от окупантов. К концу 1942 г. пять белорусских партизанских бригад с боями освободив большую территорию, стали хозяевами партизанского края, в который вошли Россонский, Освейский, частично Дриссенский и Полоцкий районы Белоруссии. На его территории была восстановлена советская власть, крестьяне вновь начали работать в колхозах, сдавать партизанам хлеб, картофель, овощи, мясо. Была организована работа кожевенных, сапожных и швейных мастерских, обеспечивающих партизан одеждой и обувью. В п. Россоны была даже открыта столовая. Всю организаторскую и агитационно-массовую работу среди населения взяли на себя подпольные райкомы ВКП(б). Первый Калининский партизанский корпус, совершив рейд по западным районам Калининской области, после своего расформирования оставил там бригады, входившие в его состав.

От разведчиков и подпольщиков начали поступать сведения о новой концентрации войск на западе партизанского края в районе Шкяуне–Сарья–Дрисса для проведения новой карательной экспедиции под кодовым названием «Зимнее волшебство» (Winterzauber). Партизаны ее по завершении назовут другим именем — «Освейская трагедия». Новая операция была следующим этапом операции «Нюрнберг», разработанной в ноябре–декабре 1942 г., и продолжением экспедиции «Заяц-беляк».

Вот уже в нескольких номерах мы снова и снова возвращаемся к теме пограничных рубежей нашей страны. В таком качестве мы рассматривали земли Гжатского уезда Смоленской губернии, а также территории современных Западнодвинского и Торопецкого районов. И этот номер журнала продолжит традицию: в нем речь пойдёт ещё об одном замечательном месте — Себежской земле. И вновь — это пограничье. Тут нет никакого географического противоречия, просто движение того, что мы в наши дни называем Россией на Запад — это процесс, растянутый на многие века. И он никогда не был гладким движением; на разных исторических отрезках происходило как бурное движение в западном направлении, так и мощные откаты назад, в направлении восточном. А кроме того, бывали и периоды относительных затиший, когда многими десятилетиями граница не менялась ничуть.

Дорогие друзья!

Мы рады сообщить, что вышел второй в этом году номер историко-географического журнала "Россия 4D", посвящённого юго-западной части современной Псковской области.

 Тема номера: "Себе ж я возьму вон ту землю…"

Формат журнала: приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов под управлением iOS и Android).

Журнал уже доступен для скачивания в цифровых магазинах:

В этот раз мы решили продлить срок бесплатного скачивания и чтения до двух суток.

Желаем вам  интересного чтения!

Содержание номера

Прежде чем осмысливать конкретную древнюю и более позднюю историю Юго-Восточной Карелии, которую по-другому именуют Прионежьем, необходимо бросить общий взгляд на ландшафты этой территории, имея в виду, что она напрямую противолежит бассейнам Волги и Онеги, то есть двум особым географическим и этнокультурным мирам.

От полосы Евразийского кольцевого континентального водораздела, которая начинается у истока Днепра на Бельской возвышенности, близ границы Смоленской и Тверской областей, расходятся своими верховьями по Восточноевропейской равнине великие и крупные реки: вовне, на запад и север, текут Западная Двина, Нева, Онега, Северная Двина и Печора, а к зоне внутреннего стока Евразии принадлежит бассейн Волги.

Поезд из Петрозаводска приходит в Суккозеро ночью.

Напряженно всматриваясь в полумрак, вскидываю на плечи свой рюкзак и осторожно несу его к выходу, стараясь не задеть свисающие с полок ноги спящих пассажиров. Шаг вниз с лестницы — и разомлевшее в вагонной дреме и духоте лицо уже приятно ласкает налетевший прохладный ветер, а над ухом заводит свою протяжную песню первый прилетевший комар. Ну, здравствуй, Карелия!

Последний из нас проходит по вагону, проверяя, не забыты ли какие-нибудь вещи. Разбираем сгрудившиеся на перроне рюкзаки, переносим их в пустеющий зал ожидания деревянного вокзала. Ребята расстилают коврики прямо на полу и ложатся досыпать — Сергей Симонян приедет за нами на своём грузовике ещё через долгих пять часов. Недосып на работе и в поезде, конечно, берет своё. Но со времени прошлогодней поездки я уже успел изрядно соскучиться по таёжному воздуху, поэтому выхожу обратно на перрон и ещё долго стою возле состава, наблюдая смену локомотива.

Рядом дежурит скучающая проводница, которая спрашивает меня о том, что принесло нас сюда. Вкратце рассказываю ей о «военном поиске», кто мы такие, чем занимаемся, и что нам предстоит в этот раз. Слушая меня, она даже не пытается скрывать недоумение — как это так можно, в таком лесу, да в палатках, да под дождем… «Не, я в свой отпуск куда-нибудь на юг люблю ездить!»

И вот уже новый локомотив дает гудок, близкая стена леса откликается быстрым эхом. Разговорчивая женщина желает нам удачи и закрывает дверь. Взглядом провожаю состав, который, ускоряясь и отбивая частую дробь на рельсовых стыках, уходит туда, где за северным горизонтом полыхает всё ещё белая в этих краях ночь. И возвращаюсь к зданию станции. К рюкзакам, к ребятам.

Началась очередная карельская поисковая экспедиция «Дозора».

В 2016 году исполняется 25 лет Национальному парку «Водлозерский». Эта значимая для него дата будет отмечена в конце лета большой всероссийской конференцией, посвященной научным исследованиям в заповедниках и национальных парках.

Дорога, дорога… Как много смыслов в этом маленьком слове! Это движение, это расстояния. Это большие территории и красивейшие пейзажи. Если хотите — это осознание того, кто ты есть в этом огромном мире. И самое главное, пожалуй, в том, что дорога — это твоя свобода! И тот, кто познал эту свободу заболевает ею уже навсегда. Дорога живет внутри и зовет тебя в путь к новым открытиям и встречам, окуная каждый раз в настоящую жизнь, несравнимую с твоим ежедневным пребыванием в «овощехранилище» с минимальной программой «дом-работа-дом».

Мы очень любим путешествовать вместе с супругой на нашей машине, по нашей бескрайней и любимой Родине, проезжать сотни и тысячи километров, знакомиться с новыми местами и интересными людьми. Сидеть у костра за кружечкой крепкого чая, говорить, мечтать, смотреть на звезды и ощущать что мы — самые счастливые людьми на земле.

Территория современного Заонежья с давних времён была населена саамами, вепсами, лопарями и карелами, и лишь в XIII в. туда постепенно начинает проникать русское население из Новгородско-Псковских земель, а почти вся территория нынешней Карелии становится частью Новгородского государства.  С того момента происходит постепенное, не очень быстрое, но всё же обрусение карелов, основанное сначала на личных контактах (в том числе межэтнических браках), а уже затем, в конце XV в., территория современной Карелии входит в состав Московского государства.  Чуть позже именно через Заонежье стали проходить торговые пути из Новгорода к Белому морю, и один за другим по заонежским дорогам потянулись обозы с мехом, солью и рыбой.  Это было время расцвета края, время экономического роста, а также время ещё большего этно-культурного взаимопроникновения и перемешивания коренного местного  населения с русскими и финно-уграми.  Но в конце XVI в. появился новый торговый тракт, связывавший Москву с Поморьем, и прошёл он через Ярославль и Вологду, оставив Новгород далеко в стороне. Таким образом, Заонежье постепенно утратило своё чрезвычайно выгодное положение и оказалось в изоляции и от торговых путей, и от нового культурного влияния. Эта, казалось бы, неблагоприятная, ситуация имела и весьма важное положительное последствие: помогла этой области сохранить, законсервировать свой уклад жизни и сквозь века пронести и донести до нас свои традиции, национальные языки, песни и древнерусские былины, передаваемые из поколения в поколение.

Редакция журнала уже не раз обращалась к теме использования навигационной программы для планшетов и смартфонов OsmAnd. Богатый функционал программы позволяет легко и просто разрабатывать и строить маршруты с использованием самых подробных и современных карт. А возможность подключения карт из самых разных источников — хорошее подспорье для разработки альтернативных вариантов маршрута.

Программа OsmAnd имеет уникальную особенность, которая, пожалуй, не встречается больше ни в одной из программ навигации для мобильных устройств. В ней можно одновременно создать до трех слоёв карт, причем в слоях могут одновременно присутствовать как векторные, так и растровые карты. Регулируя прозрачность слоёв, можно добиться визуального эффекта «наложения» картографической информации — например, дорог векторной карты на спутниковый снимок из Яндекс-карт. А включив модули горизонталей и рельефа, получить результат, не уступающий по информативности лучшей топографической карте.

RSS-материал

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 1 гость.

Пользователи на сайте

  • igork

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
35%
Прямой сбор средств
15%
Поиск спонсора или грантодателя
44%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
6%
Всего голосов: 54