Под тихими зорями Севера

Поезд из Петрозаводска приходит в Суккозеро ночью.

Напряженно всматриваясь в полумрак, вскидываю на плечи свой рюкзак и осторожно несу его к выходу, стараясь не задеть свисающие с полок ноги спящих пассажиров. Шаг вниз с лестницы — и разомлевшее в вагонной дреме и духоте лицо уже приятно ласкает налетевший прохладный ветер, а над ухом заводит свою протяжную песню первый прилетевший комар. Ну, здравствуй, Карелия!

Последний из нас проходит по вагону, проверяя, не забыты ли какие-нибудь вещи. Разбираем сгрудившиеся на перроне рюкзаки, переносим их в пустеющий зал ожидания деревянного вокзала. Ребята расстилают коврики прямо на полу и ложатся досыпать — Сергей Симонян приедет за нами на своём грузовике ещё через долгих пять часов. Недосып на работе и в поезде, конечно, берет своё. Но со времени прошлогодней поездки я уже успел изрядно соскучиться по таёжному воздуху, поэтому выхожу обратно на перрон и ещё долго стою возле состава, наблюдая смену локомотива.

Рядом дежурит скучающая проводница, которая спрашивает меня о том, что принесло нас сюда. Вкратце рассказываю ей о «военном поиске», кто мы такие, чем занимаемся, и что нам предстоит в этот раз. Слушая меня, она даже не пытается скрывать недоумение — как это так можно, в таком лесу, да в палатках, да под дождем… «Не, я в свой отпуск куда-нибудь на юг люблю ездить!»

И вот уже новый локомотив дает гудок, близкая стена леса откликается быстрым эхом. Разговорчивая женщина желает нам удачи и закрывает дверь. Взглядом провожаю состав, который, ускоряясь и отбивая частую дробь на рельсовых стыках, уходит туда, где за северным горизонтом полыхает всё ещё белая в этих краях ночь. И возвращаюсь к зданию станции. К рюкзакам, к ребятам.

Началась очередная карельская поисковая экспедиция «Дозора».

* * *

Редко кто из московских, да и не только московских, поисковиков не слышал об этом отряде.

Его история восходит к октябрю 1973 года, когда Олег Всеволодович Лишин провел в школе, где работал учителем географии, первый коммунарский сбор. Чем интересным и полезным заняться ребятам во внеучебное время? Начали с идеи конных походов, постепенно в обиход вошла форма, подобная форме кавалеристов Гражданской войны — с буденовками и синими звездами на них. Вскоре от простого военного антуража перешли к реальной работе — вначале прокладывали маршруты по местам боев уже Великой Отечественной войны, ставили памятники солдатам, ухаживали за захоронениями. А потом приступили и к непосредственно поисковой работе. Боевое крещение поиском «Дозоровцы» прошли в 1985 году у деревни Новлянское, где местные власти собирались сделать силосную яму на могиле павших бойцов. Эта могила была хорошо известна местным старикам, но по документам её вроде как и не существовало. И именно благодаря усилиям поисковиков было установлено и доказано наличие в этом месте захоронения, а потом и построен памятник.

Новое направление работы получило развитие, и за годы своей истории отряд побывал в самых разных местах — в Подмосковье, на Смоленщине, в легендарной Новгородской «Долине»… В 1986 году поисковые тропы привели «дозоровцев» на Север — в карельское село Ондозеро, где на одном из озерных островов было обнаружено захоронение десантников, погибших в 1942 году. А год спустя, в 1987-м, началось тесное сотрудничество москвичей с карельской поисковой группой Сергея Симоняна.

* * *

Об этом человеке можно сказать много. Бывший десантник, водитель леспромхоза, ныне — краевед, организатор активных туров и поисковик. В свои 57 лет обладает прекрасной физической формой, неиссякаемой энергией и завидным жизненным оптимизмом. Но, помимо всего этого, Сергей — прекрасный рассказчик и интереснейший собеседник. Пожалуй, редко с кем в своей жизни мне удавалось вести столь захватывающие разговоры о тайге, Севере, военном поиске… Количество собранной им за 34 года информации, касающейся войны в этих местах, и особенно похода 1-й Партизанской бригады Ивана Григорьева, просто огромно. Вот только говорить и рассказывать на эту тему он будет далеко не обо всем —слишком много о бригадном походе уже известно того, что выносить на широкое обсуждение, пожалуй, не следует.

Через два часа тряского пути по таёжным дорогам останавливаемся у берега речки Тяжа на старой оборудованной стоянке. Перед тем, как начать установку лагеря, её приходится основательно почистить — место здесь не такое уж и безлюдное по местным меркам, кроме того, сказывается близость горы Воттоваара, притягивающей многочисленных охотников за мистикой. И далеко не все из приходящих сюда людей считают своим долгом по-хозяйски прибираться после себя.

Речка Тяжа

Недалеко от стоянки неуклюже сгорбился покрытый лесом холм. Точнее — высота, обозначенная на картах отметкой 264,9. Это — единственное поблизости место, где работает сотовая связь. С вершины открывается прекрасный вид на дальние горизонты, где частокол леса словно расчесывает низкие тучи, и куда уходит ночевать уже прохладное и покрасневшее вечернее солнце.

Но именно на этом месте ровно 70 лет назад была написана одна из самых трагических страниц карельской лесной войны.

Именно для того, чтобы ещё ненамного её приоткрыть, мы и приехали сюда...

Иван Соболев

Фото автора

Полностью статью вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

       

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 1 гость.

Пользователи на сайте

  • igork

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
37%
Прямой сбор средств
16%
Поиск спонсора или грантодателя
42%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
5%
Всего голосов: 57