Братский партизанский край

Осенью 1942 г. партизанами Белоруссии, Калининской области и Латвии на стыке трех республик был создан Братский партизанский край, заключенный в треугольнике между городами Полоцк, Себеж и Невель. Он сыграл важную роль в дальнейшем развитии партизанского движения в тылах групп немецких армий «Север» и «Центр». Его создание началось с разгрома партизанами в начале осени 1942 г. большинства гарнизонов в Освейском, Дриссенском и Полоцком районах Белоруссии. Не выдержав ударов, оккупанты оставили в конце сентября 1942 г. Клястицы и Соколище; еще раньше, 19 сентября 1942 г. они убрались из п. Освея. Россонский, а затем и Освейский районы Витебской области были полностью очищены от окупантов. К концу 1942 г. пять белорусских партизанских бригад с боями освободив большую территорию, стали хозяевами партизанского края, в который вошли Россонский, Освейский, частично Дриссенский и Полоцкий районы Белоруссии. На его территории была восстановлена советская власть, крестьяне вновь начали работать в колхозах, сдавать партизанам хлеб, картофель, овощи, мясо. Была организована работа кожевенных, сапожных и швейных мастерских, обеспечивающих партизан одеждой и обувью. В п. Россоны была даже открыта столовая. Всю организаторскую и агитационно-массовую работу среди населения взяли на себя подпольные райкомы ВКП(б). Первый Калининский партизанский корпус, совершив рейд по западным районам Калининской области, после своего расформирования оставил там бригады, входившие в его состав.

Калининский штаб партизанского движения. Слева направо: начальник информационного центра майор Волосатов; начальник отдела кадров подполковник Никифоров; начальник отдела специальной информации майор Водчиков; начальник штаба Рыжиков; начальник отдела материально-технического обеспечения майор Титок; начальник оперативного отдела полковник Шаломагин; начальник разведывательного отдела майор Янушко; начальник связи полковник Адров

К началу 1943 г. совместными действиями калининских, белорусских и латышских партизан был завершен разгром оккупантов в южной части Себежского и Идрицкого районов, граничивших с Освейским и Россонским районами Витебской области. Во вражеском тылу на площади около 10000 кв. км с населением до 100000 человек был создан Братский партизанский край, ставший мощной базой для развертывания партизанского движения в других районах. Основой для его создания послужил Россонский партизанский край площадью 5200 кв. км, созданный белорусскими партизанами и полностью находившийся под их контролем, где была восстановлена деятельность советских органов власти, работали колхозы, сельсоветы, никаких немецких порядков население не признавало. Северная граница Братского партизанского края подходила к Идрице и Себежу, западная к Освее и Дриссе, с юга достигала Полоцка, а на востоке Невеля. Практически Братский партизанский край — это расширенный по площади в два раза Россонский. В него входили земли Россонского, Освейского, Дриссенского районов Белоруссии, южная часть Пустошкинского, Себежского, Идрицкого и западная часть Невельского районов Калининской области. На территории Братского партизанского края действовало 24 бригады и 2 отдельных отряда. Общая численность их личного состава составляла более 10000 бойцов и командиров. Это были: Россонская бригада (командир Р.А. Охотин), Освейская бригада им. Фрунзе (командир И.К. Захаров), Дриссенская бригада (командир Г.П.Герасимов), 2-я Дриссенская бригада им. Калинина (командир И.М. Кухаренко); бригада им. Рокоссовского (командир А.В. Романов), созданная на базе местного отряда им. Щорса (командир П.М. Машеров); Сиротинская бригада им. Короткина (командир В.Э. Торквеладзе); бригада Фалалеева, бригада «Спартак (командир И.И. Петров), 2-я Полоцкая бригада (командир А.Я. Марченко), бригада «За Советскую Белоруссию (командир П.М. Романов), бригада «Неуловимые» (командир М.С. Прудников), латышская бригада В.П. Самсона, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 15-я КПБ, опергруппа НКВД «Удалые» (командир А.В. Назаров).

Штаб оперативной группы «Удалые» (бригады им. Д. Давыдова). Четвертый слева ее командир А. Назаров. Октябрь 1943 г. Деревня Рубанки Себежского района

С созданием партизанского края и активизацией диверсионной войны в новоржевской зоне возникла реальная опасность срыва снабжения 16-й немецкой армии, ведущей боевые действия под Ленинградом и строительства мощной оборонительной линии «Пантера», один из флангов которой проходил через Идрицу и далее на Полоцк. Оккупанты были лишены возможности бесперебойного снабжения своих войск через густую сеть дорог, проходивших через территорию партизанского края. Через этот коридор фашисты стремились доставлять все необходимое для ведения боевых действий на великолукском направлении. Единственная железная дорога Рига–Москва, связывающая Прибалтику с этим участком фронта, работала с перебоями из-за партизанских диверсий. Немцы называли партизанский край «Красным бельмом». Точную характеристику обстановки в этом районе давала немецкая служба безопасности (СД): «Движение по дорогам из прифронтовой зоны и в зону гражданской администрации вследствие перекрытия шоссе между Идрицей и Себежем, а так же Полоцком и Дриссой фактически прекращено. В ходе действий партизанам удалось настолько овладеть районом, что они превратили его в неприступную оперативную базу, служащую для подготовки дальнейших действий».

На севере партизанский край ограничивался железной дорогой Рига–Москва. На западе его граница проходила по старой госгранице с Латвией, на юге по берегам реки Дрисса, на востоке по границе прифронтовой полосы советско-германского фронта. Партизаны здесь стояли гарнизонами в деревнях, создав сплошную систему обороны на границах края. Для того, чтобы затруднить проникновение гитлеровцев на его территорию шоссейные и грунтовые дороги на лесных участках были завалены спиленными деревьями, мосты на реках разрушены. Железную дорогу Ленинград–Мариуполь, пересекавшую весь край с севера на юг, партизаны вывели из строя на всем ее протяжении. Немцы так и не смогли наладить ее работу. Первые же пущенные по ней эшелоны полетели под откос. Оккупанты вынуждены были эту дорогу демонтировать, пустив рельсы, шпалы и стрелочные переводы на ремонт железной дороги Рига–Москва, постоянно находившуюся под диверсионным воздействием партизан, а остальное вывезти в Германию в качестве металлолома. Гарнизоны в г. Себеже и п. Идрица оказались внутри партизанского края. Сильно охраняемая железная дорога, имеющая для гитлеровцев стратегическое значение, между Идрицей и Себежем была для немцев своеобразным коридором, по которому шло снабжение их войск на фронте, проходившем в это время между городами Великие Луки и Новосокольники. На всем протяжении она усиленно охранялась специальными охранными частями и подразделениями Вермахта. На западе границы края от набегов партизан ревностно охраняли латышские гарнизоны айзсаргов.

Используя базу партизанского края, уже в начале 1943 г., и особенно весной, активно заявили о себе бригады, начавшие действовать в Кудеверском, Опочецком, Новоржевском, Бежаницком и Пушкиногорском районах. В Новоржевской зоне в этот период дислоцировалось пять бригад. Для Латвии, Эстонии и западных районов Белоруссии партизанский край стал базой развертывания их партизанских формирований. Немцы небезосновательно считали весь этот обширный район, раскинувшийся с севера на юг от Полоцка до Новоржева и с запада на восток от п. Дагда и г. Лудза почти до городов Невель и Новосокольники, чрезвычайно опасной зоной, с чем смириться не могли. Особенно гитлеровцев беспокоило то, что партизанские формирования действовали вблизи Витебска и Великих Лук, то есть непосредственно в прифронтовой зоне, нанося ощутимые удары по тыловым коммуникациям фронтовых частей Вермахта. Край пересекали важнейшие железные и шоссейные дороги, имевшие для снабжения немецкой армии стратегическое значение, но находившиеся под постоянным контролем партизан. Единственная железная дорога Рига–Москва, связывающая Прибалтику с фронтом, проходившим у г. Великие Луки, работала плохо из-за постоянных диверсий. Основные партизанские силы располагались на границах партизанского края, охраняя его от набегов карателей. В южной его части базировались белорусские партизанские бригады Р.А. Охотина, И.К. Захарова, Г.П. Герасимова, П.Г. Романова, П.М. Машерова и другие, в северной части — Калининские партизанские бригады Ф.Т. Бойдина, С.Д.Буторина, Н.М. Вараксова, А.М.Гаврилова, В.М. Лисовского, В.И. Марго; западную часть защищали латышские партизаны В.П. Самсона. В восточной части совместно действовали белорусские и калининские партизаны.

image006_0.jpg

Командование калининских партизанских бригад.  Спереди слева направо: комиссар 5-й КПБ А.С. Кулеш, представитель Центрального штаба партизанского движения А.И. Штрахов, командир 5-й КПБ бригады В.И.Марго. В заднем ряду слева направо: командир 3-й КПБ А.М. Гаврилов и командир 4-й КПБ Ф.Т. Бойдин

Немецкое командование предпринимало против партизан и населения, поддерживавшего их, самые жестокие меры. То в одном, то другом месте на его территории вспыхивали ожесточенные бои с карательными экспедициями, следовавшими одна за другой. Голубые озера, в изобилии разбросанные по его территории партизанского края, служили рубежами обороны. Самые крупные из них: Освейское, Лисно, Белое, Нещедро, Себежское, Свибло, Язно не раз становились свидетелями ожесточенных схваток. На берегах р. Дрисса, охватывающей край полноводной полуокружностью с южной и юго-восточной сторон, а с северной на берегах р. Великая, с ее многочисленными протоками, не раз сходились партизаны в беспощадной схватке с оккупантами. Если в 1942 г. гитлеровцы вели с партизанами борьбу силами отдельных гарнизонов, отрядами и подразделениями общей численностью от нескольких сот до 1500–2000 человек, то уже с начала 1943 г. они вынуждены были направлять войска общей численностью до 60000 тысяч солдат и полицейских. Силы карателей многократно превосходили общую численность партизанских соединений. В течение всего января и февраля 1943 г. охранные части Вермахта несколькими группировками, действующими с разных направлений, вели наступление на партизанский край. Их артиллерия беспрерывно обстреливала места предполагаемого скопления лесных солдат. Часто в воздухе появлялась авиация. Летчики, не найдя партизан, наносили бомбовые удары по населенным пунктам, сравнивая их с землей. Партизаны сумели сохранить свои обозы, продовольственные базы и санитарные службы. Немцы по-прежнему были лишены возможности бесперебойного снабжения своих войск на фронте через густую сеть дорог, пересекавших партизанскую зону. В отчете начальник штаба партизанского движения Калининской области подполковник С.Г.Соколов дал следующую характеристику Братскому партизанскому краю:

«8 сентября 1943 г. …К началу 1943 г. в глубоком тылу противника калининскими и белорусскими партизанскими бригадами был создан Партизанский край на границах Россонского, Освейского (БССР), западной части Невельского и южных частей Пустошкинского, Идрицкого и Себежского районов. Партизанские бригады, расположившиеся по границам этого края, организовали круговую оборону, установили внутри его своеобразную партизанскую власть. Вся территория была распределена между бригадами. Являясь основной властью в своих районах (вместе с РК ВКП (б)) бригады организовали посев и уборку урожая, проводили плановые заготовки сельхозяйственных продуктов, помогали населению тягловой силой и людьми, для чего выделяли специальных комендантов, на обязанности которых лежало проведение всех вышеуказанных хозяйственных мероприятий. Кроме этого в обязанность каждой бригады входило ведение политической работы с населением. Партизанский край служил основной продовольственной базой, местом размещения партизанских госпиталей, мастерских, аэродромов и местом отдыха для выходящих после боевых операций партизанских подразделений. Немцы в течение всего года неоднократно пытались проникнуть в партизанскую войну, организуя карательные экспедиции против наших бригад. Наиболее крупными из них были: январская — в районе оз. Язно–Россоны, мартовская — в районе Освея–Миловиды, апрельская — в Кудеверском районе и ноябрьская — в районе Нища–Глубокое–оз. Язно. Противник в бессильной ярости сжигал населенные пункты, уничтожал продовольственные запасы, расстреливал и угонял на фашистскую каторгу мирное население, стремясь подорвать экономическую базу партизанских бригад. Партизаны вели ожесточенную борьбу против карателей, и после окончания экспедиции неизменно возвращались в районы своей дислокации… Чтобы избежать встреч с партизанской разведкой, враг ограничил передвижение между населенными пунктами, особенно теми, где стояли немецкие гарнизоны…
Начальник штаба партизанского движения Калининской области подполковник Соколов»

  • Дозор
    Дозор
  • Группа партизан отряда В.Ф. Рыбакова
    Группа партизан отряда В.Ф. Рыбакова
  • Партизаны первого партизанского калиниского корпуса, осень 1942 г.
    Партизаны первого партизанского калиниского корпуса, осень 1942 г.
  • Партизаны 5 Калининской партизанской бригады за 20 минут до боя с карателями
    Партизаны 5 Калининской партизанской бригады за 20 минут до боя с карателями
  • Местные жители привезли партизанам оружие
    Местные жители привезли партизанам оружие
  • Лесная партизанская мельница
    Лесная партизанская мельница
  • Партизаны возвращаются с боевого задания, 1-й Калининский партизанский корпус, осень 1942 г.
    Партизаны возвращаются с боевого задания, 1-й Калининский партизанский корпус, осень 1942 г.

Партизанские владения в северной части Идрицкого и Себежского районов были обширны, но настолько истерзаны частыми набегами карателей, что здесь невозможно было встретить не тронутую огнем деревню. Часто они сжигались карателями вместе со всеми жителями. Оставшиеся в живых люди жили в холодных сырых землянках. Не было продуктов питания. Особенно страдали люди от отсутствия соли. Зоной базирования основных сил партизан осенью 1943 г. стал заболоченный лесной хвойный массив между реками Исса, Веть и Синяя на стыке границ Себежского, Красногородского и Опочецкого районов, называемый Лубьевским лесом. Рядом с ним находится урочище Лоховня. Слово Лоховня партизанам нравилось больше, и они называли им всю Лубьевскую лесную зону. Этот малонаселенный район в летнее время не был доступен ни пешему, ни конному, не знающему туда дороги. В зимнее время большое количество незамерзающих в болотах «окон» требовало от людей особой осторожности. Прилегающие к лесному урочищу деревни Лубьево, Куньево, Ломы, Рубаны, Поповка, Мироеды, Апросово были сожжены карательными отрядами. Оставшиеся в живых жители деревень укрывались в лесных лагерях в землянках. К весне 1944 г. в Лоховне дислоцировались бригады Бойдина, Вараксова, Гаврилова, Халтурина. На севере Лоховни в Красногородском районе действовал отряд Жукова, а у границы с Латвией партизаны В. Самсона. Отыскав на болотах островки сухой земли, партизанские формирования оборудовали в Лоховне свои базы. Землянки делали прочными, из толстых бревен в расчете на долгое жилье. Одно слово «Лоховня» повергало немцев и полицейских в страх.

Партизанами на территории края проводилась активная агитационная работа. Население обеспечивалось листовками и газетами, в которых рассказывалось о положении на фронтах. В октябре 1943 г. была прислана из-за линии фронта кинопередвижная установка. Киномеханик Евгения Осташкина показывала партизанам и населению деревень фильмы «Разгром немцев под Сталинградом», «Дочь Родины», «Щорс», «Волга-Волга», «Трактористы», «Парень из нашего города», «Веселые ребята», «Цирк», «Чапаев» и многие другие. Партизаны трех республик накапливали здесь силы, готовили резервы, размещали аэродромы и посадочные площадки, через которые получали с Большой земли оружие, боеприпасы, взрывчатку, медикаменты, продовольствие и одежду. Отсюда отправляли за линию фронта раненых и больных, диверсионные группы, отряды и бригады уходили на задания. Почти в центре края, в районном поселке Россоны, командиры русских, белорусских и латышских партизанских формирований собирались для планирования совместных операций против оккупантов. За короткий срок край превратился в грозную силу, нарушающую нормальную деятельность тылов групп армий «Север» и «Центр». Только 1-я, 4-я, 5-я и 7-я КПБ, действовавшие в Себежском и Идрицком районах, за время боев вывели из строя более 12000 оккупантов, подорвали или спустили под откос 252 эшелона, а за период «Рельсовой войны» взорвали более 13000 рельсов. На ликвидацию края немецкое командование бросало крупные силы охранных и полевых войск. В конце 1943 г., наступающие части Красной армии, вышли на близкие подступы к его границам. Партизанам пришлось действовать практически в условиях переднего края, вести непрерывные бои с частями Вермахта, одновременно спасая от карателей население. Во 2-й половине июня 1944 г. войска 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов начали наступление. Оно шло в направлении Братского партизанского края. В это время партизаны начали активные операции на магистралях, согласованные с действиями войск на фронте.

image012_0.jpg

Штаб 5-й КПБ.  Октябрь 1943 г. В первом ряду в центре комбриг В.И. Марго, крайний справа начальник штаба бригады 
Л.Х. Слободский, второй слева комиссар бригады А.С. Кулеш.

В память о совместных действиях 3 июля 1959 г. бывшие партизаны Белоруссии, Латвии и Калининской области в глухом бору на большой лесной поляне на берегу реки Синей (по-латышски Зилупе) насыпали курган, посадили на его вершине дуб и проложили три аллеи: березовую — в сторону Белоруссии, липовую — в направлении Латвии, кленовую — в сторону России. Назван был курган — Курганом Дружбы. С тех пор каждый год в первое воскресенье июля бывшие белорусские, латышские и калининские партизаны, жители и гости Себежского района собираются возле него. Там установлены памятники И. Судмалису — герою Латвии, казненному фашистами, М. Пынто, зверски убитой партизанской разведчице, секретарю Себежского подпольного райкома комсомола, подпольщикам белорусской д. Прошки.

Партизанский край сыграл исключительно большую роль не только для развития партизанского движения в полосе действий Калининского, а затем и 1-го и 2-го Прибалтийского фронтов, но и в Прибалтике. Он был колыбелью организованной массовой народной войны на большом участке советско-германского фронта. Создание партизанского края не являлось самоцелью, вроде той, что, якобы, советское правительство, хотело в тылу врага иметь «Советский район» с советскими школами, колхозами и сельсоветами. Не из этой цели исходили, когда принимали меры к укреплению и усилению партизанского края путем засылки многочисленных партизанских отрядов, бригад, спецнальных и оперативно-чекистсих групп НКВД, сформированных в тылу. Главная роль его заключалась в том, что он являлся военной, политической, экономической и территориальной базой партизан в борьбе с оккупантами, боевым университетом, готовившим опытных специалистов различных категорий для всех бригад и отрядов. Немецкое командование приходило в неистовство из-за того, что наличие крупных сил партизан на его территории лишало возможности проведения перегруппировок и снабжения войск на Восточном фронте используя важные рокадные коммуникации, такие, как шоссейные дороги Ленинград–Киев, Ленинград–Полоцк и участков железных дорог Рига–Москва, Ленинград–Мариуполь. Эти и другие, менее важные пути, находились под систематическим диверсионным воздействием партизан. Неся большие потери от диверсий, немцы были вынуждены выделять большое количество личного состава для охраны и обороны складов, штабов, гарнизонов и аэродромов. Эти силы отвлекались партизанами от участия в боевых действиях на фронте. Кроме того, командование Вермахта вынуждено было использовать большое количество войск, техники и материальных ресурсов для непосредственной борьбы с партизанами во время проведения карательных экспедиций. По некоторым данным у противника в среднем ежедневно было занято в полосе Калининского, а затем и 2-го Прибалтийского фронтов на охране своих объектов и в борьбе с партизанами не менее 20000 военнослужащих, то есть около трех пехотных дивизий. Партизаны держали немецких солдат в состоянии страха и деморализации. О том, что испытывали оккупанты на территории края красноречиво говорят их письма:

Унтер-офицер Эрнст: «…Мы ведем самую ужасную войну из всех войн. Лучше быть на самом фронте. Там я знаю, что в таком-то расстоянии лежит враг. Здесь он лежит всюду, вокруг нас. Всюду из-за прикрытия раздается несколько выстрелов, и обыкновенно они попадают… Ты себе можешь представить наше положение. С 21 часа до 8 утра никто не имеет права спать в своей дыре, чтобы предотвратить возможный налет партизан. Говоря честно и открыто, это состояние может кончиться сумасшествием…»

Ст. ефрейтор Руберт Код невесте: «…Вчера партизаны совершили нападение недалеко от нас. Они взорвали поезд с отпускниками, а потом завязали бой. Можешь себе представить, что осталось после этого. Не чувствуешь себя в безопасности даже тогда, когда идешь в уборную. Нигде не проехать, ни пройти. Эти партизаны орудуют совсем близко от нас. Их силы исчисляются тысячами. Можешь себе представить, что получится, если они ворвутся в наш лагерь…»

Ст. ефрейтор Курт Лангер другу Туди: «…Я приехал в свое отделение… и, конечно, не очень восхищен положением дел. С тех пор, как я нахожусь здесь, не было еще ни одной спокойной ночи. Мы должны обслуживать две рации, на которых приходится очень много работать, так как почтовая и телефонная связь прервана, и кабель ежедневно перерезается партизанами… Не проходит ночи, в которую русские не напали бы. Все время чувствуешь себя усталым. Нет дня, чтобы здесь не горел населенный пункт. Бывали ночи, когда огонь и взрывы гранат были так сильны, что мы не думали даже дожить до рассвета. Дошло даже до того, что мы были целую неделю совершенно отрезаны от внешнего мира и нам приходилось туго… Кто знает, выберемся ли мы когда-нибудь отсюда здоровыми…»

Ефрейтор Эрнст Трейнер своей жене в Верхнюю Силезию: «…Сейчас у нас много забот с этими партизанами. Становится все хуже. Постоянно происходят взрывы и стрельба. Прошлой ночью мы все были на ногах. Наши начали сегодня поджигание деревень, чтобы истребить всех партизан, ибо большей частью это крестьяне. Наши считают здесь, что крайне необходимо принять очень крупные меры, а то они нам лезут на голову. Почту ты, должно быть, иногда получаешь от меня нерегулярно, ибо партизаны во многих местах взрывают рельсы, так что иногда 2–3 дня нет железнодорожного сообщения. Но, моя дорогая, не беспокойся, ибо мы здесь останемся не слишком долго…»

Ст. ефрейтор Курт Лангер своей жене Хени Лангер в Судетскую область: «…Я не сумел тебе сразу ответить, потому что ночью и в течение дня была тревога, ибо русские совсем не дают нам покоя… Вчера русские опять напали на поезд с отпускниками, при этом были сильные бои и, конечно, не обошлось без жертв. Теперь, должно быть, не очень то приятно ехать в отпуск, ибо только немногие добираются здоровыми до границы государства…»

Солдату Вальтеру Торнебруку отец: «…Отход наших войск, в конце концов, обусловлен действиями партизан. О размерах их операций можно себе представить из разговоров с людьми, участвовавшими в их подавлении. Недавно здесь был один из военных, проживающий в нашем квартале. Он в отпуску, так как был ранен во время такой операции. Так он описывает это, как второй фронт в тылу главной линии обороны…»

Ст. ефрейтор Иозеф Мюллер невесте Анне Грейф: «…Вот я уже три дня сижу в чужой части на расстоянии более чем 100 километров от моего отделения. Очень хотел бы вернуться поездом, но, к сожалению, путь прерван, ибо русские каждую ночь взрывают рельсы…»

Из дневника убитого партизанами немецкого офицера: «…Здесь всюду и везде, в лесах и болотах, носятся тени мстителей. Это партизаны. Неожиданно, будто вырастая из-под земли, они нападают на нас, рубят, режут и исчезают, как дьяволы, проваливаясь в преисподнюю. Мстители преследуют нас на каждом шагу, и нет от них спасения. Сейчас я пишу дневник и с тревогой смотрю на заходящее солнце. Наступает ночь, и я чувствую, как из темноты неслышно ползут, подкрадываются тени, и меня охватывает леденящий ужас!..»

Сравнивая партизан Отечественной войны 1812 г. с советскими, немцы писали в газете: «…потерявшие дух, полузамерзшие, голодные, отупевшие, вслепую блуждавшие по суровой, холодной и чужой земле, наполеоновские гренадеры в лохмотьях и спешенные кирасиры Мюрата, право же, не были трудной добычею для лихих давыдовских конников и для мужицкой сермяжной пехоты Фигнера, с вилами и дрекольем. Красные же партизаны — это двуногое зверье, остервенелые, головорезно-отважные, ненавидящие все, что только не Советская власть, коей они преданы с фанатизмом янычар. Таких партизан не надо гнать в бой наганом или же заградительным пулеметом. Они сами ищут боя, и каждый из них сам по себе политрук…»

  • Встреча населения с партизанскими разведчиками
    Встреча населения с партизанскими разведчиками
  • Партизанская засада против полицейского гарнизона у д. Заситино Себежского района, октябрь 1943 г.
    Партизанская засада против полицейского гарнизона у д. Заситино Себежского района, октябрь 1943 г.
  • Командиры воинских частей и партизанских формирований после выхода из кольца блокады и соединения с частями Красной Армии, зима 1944 г.
    Командиры воинских частей и партизанских формирований после выхода из кольца блокады и соединения с частями Красной Армии, зима 1944 г.
  • Вывоз раненого партизана в тыл
    Вывоз раненого партизана в тыл
  • Урочище Петуховщина - место массовых расстрелов партизан, подпольщиков и мирных жителей гестаповцами
    Урочище Петуховщина - место массовых расстрелов партизан, подпольщиков и мирных жителей гестаповцами
  • Штабная землянка 5-й Калининской партизанской бригады В.И. Марго в урочище Лоховня, 1948 г.
    Штабная землянка 5-й Калининской партизанской бригады В.И. Марго в урочище Лоховня, 1948 г.
  • Митинг в г. Себеж 9 мая 1945 г.
    Митинг в г. Себеж 9 мая 1945 г.

Местность края в географическом отношении была более выгодна для партизан (леса, болота, ограниченные большим количеством озер и рек проходы для войск и тяжелой техники). Партизаны на его территории имели возможность всегда принимать бой с карателями в лучших для себя тактических условиях, заблаговременно подготовиться к встрече путем создания огневых мешков, огневых ловушек, засад и, в сочетании с нанесением коротких контрударов с тыла, флангов и фронта, это приводило к внезапному уничтожению противника. Все это давало возможность сравнительно легко и с небольшими потерями разгромить его незначительные подразделения. Партизанский край, как таковой, очень привлекал карателей. Понуждаемые своим командованием к активным действиям против партизан, они липли к нему как мухи, и, как правило, зачастую влипали так, что не могли унести ноги. С другой стороны, при умелой организации боевых действий партизанам, безусловно, выгодно было вести бои с карателями на такой выгодной местности, так как не нужно было ходить далеко в поисках противника. Немцы сами приходили сюда в заранее подготовленную для них западню. Наша земля в буквальном смысле слова горела под ногами у оккупантов. Нигде на оккупированной фашистами территории СССР не было такой большой плотности диверсионных акций, как в Идрицком и Себежском районах. Объяснялось это наличием стратегически важных шоссейных и железнодорожных магистралей, используемых группами войск «Север» и «Центр» для переброски материальных ресурсов под Ленинград и на московское направление. Стремясь лишить партизан возможности пополнения запасов продовольствия и мобилизационных ресурсов, оккупанты превращали Себежский и Идрицкий районы в пустыню. К середине 1944 г. они почти решили эту задачу путем проведения череды непрерывных карательных экспедиций, выжигающих на своем пути леса и деревни и уничтожающих все живое.

(Об этом см. материал автора «Каратели» в рубрике «Источник» — Ред.)

Владимир Спириденков