Каратели: «Зимнее волшебство»

От разведчиков и подпольщиков начали поступать сведения о новой концентрации войск на западе партизанского края в районе Шкяуне–Сарья–Дрисса для проведения новой карательной экспедиции под кодовым названием «Зимнее волшебство» (Winterzauber). Партизаны ее по завершении назовут другим именем — «Освейская трагедия». Новая операция была следующим этапом операции «Нюрнберг», разработанной в ноябре–декабре 1942 г., и продолжением экспедиции «Заяц-беляк». 4 февраля 1943 г. обергруппенфюрер СС Фридрих Еккельн издал приказ о создании двух боевых групп для борьбы с партизанами на стыке границ Белоруссии, Латвии и России. Первой командовал руководитель СС и полиции Латвии бригадефюрер СС и генерал-майор полиции Вальтер Шредер. Второй — командующий шутцполицией штандартенфюрер СС и полковник полиции Макс Кнехт. Она включала в себя айнзатцштаб «Кнехт» (штабная группа); 265-й, 266-й, 275-й (одна рота), 276-й, 277-й, 278-й, 279-й латышские полицейские (шума-) батальоны; полицейский полк «Норд» (сформированный из прибалтийских немцев специально для выполнения карательных функций); «группа особо ценных евреев» (отряд полиции, сформированный в одном из еврейских гетто); взвод Гатье из батареи ПВО; 10-й моторизованный взвод жандармерии; сигнальный взвод Левинского общими силами 2500 человек. В зависимости от складывающейся обстановки латыши Кнехта придавались кампфгруппе (боевой группе) В. Шредера. Кроме координации и руководства деятельностью полицейских формирований на Ф. Еккельна было возложено общее руководство кампфгруппой «Еккельн», созданной для контроля и антипартизанской борьбы в ближайших к линии фронта районах. В ее состав входили части СС, русские и белорусские полицейские отряды, латвийские и эстонские шумабатальоны, а так же добровольческий легион СС «Норвегия». К 15 февраля концентрация сил и средств, задействованных в новой операции, была практически завершена. К участию в карательной операции против партизан и населения Россонско-Освейской партиизанской зоны привлекались: 601-й полк 201-й охранной дивизии, 2-й полк 8-й легкой пехотной дивизии, 409-й отдельный егерский полк, 481-й отдельный гренадерский артиллерийский полк, несколько тысяч солдат и полицейских из гарнизонов г. Себеж, Опочка, Полоцк, Невель, п. Идрица, Рудня, Нища, Освея, участвовавшие в экспедиции «Заяц-Беляк», отведенные в тыл на отдых и пополнение, фронтовые части Вермахта, 5 полков войск СС, 10 полицейских батальонов: восемь латышских (в том числе, кроме перечисленных выше, 273-й, и с 276 по 282-й включительно), 2-й литовский и 50-й украинский, поддерживающие их штурмовая авиация, артиллерия, минометы и танки. Впервые для участия в карательных акциях были привлечены 2 власовских батальона РОА. Общее количество карателей составляло от 15000 до 20000 человек. Они охватывали партизанскую зону со всех сторон и, как и в январской экспедиции, имели задачу очистить территорию в треугольнике, образованном городами Невель, Полоцк и Себеж, восстановить движение по железной дороге Полоцк–Идрица и шоссе Полоцк–Себеж, то есть, решали задачи провалившейся операции «Заяц-беляк», решали дополнительную задачу путем уничтожения, населения и деревень по очистке «белой полосы» от 25 до 40 км вдоль границы с Латвией для лишения партизан в 1943 г. продовольственной базы. Создавая безжизненную зону смерти вдоль своей границы, латыши проявили себя, как доблестные воины с безоружным населением, о чем свидетельствует в отчете о завершающей фазе этой операции за период с 25 февраля по 5 марта Ф. Йекельн: «…убитых в бою бандитов — 1 … подвергнутых особой обработке — 633 (т.е. расстрелянных и заживо сожженных — Авт.), сожжены 31 деревня, несколько отдельных хуторов и кирпичный завод, захвачено около 1650 кг зерна… захваченное оружие, боеприпасы и другое вооружение — один противогаз…». Кому-то этот противогаз стоил жизни, а то и всей деревне вместе с жителями.

15 февраля несколько рот немецких автоматчиков с полицейскими батальонами начали наступление с рубежа Шкяуне–Сарья–Дрисса. Одновременно каратели начали выдвижение из гарнизонов, расположениих под г. Даугавпилс и Зилупе в восточном направлении; из гарнизонов п. Дрисса и Бигосово — на север; из г. Опочка и Себеж — на юг. Основной удар наносился по Освейскому и Дриссенскому районам Белоруссии. Бои развернулись на западной границе Россонско-Освейской партизанской зоны. Для участия в экспедиции во 2-й половине февраля из г. Себеж спешно были выведены полицейские подразделения и охранные войска в направлении Белоруссии.

26 февраля А.И. Штрахов получил от Калининского штаба партизанского движения задачу нацелить калининские бригады на разгром новой карательной экспедиции. На совещании командиров бригад А.И. Штрахову было поручено координировать действия всех партизанских формирований, дислоцирующихся в партизанском крае. По его приказу 10-я КПБ, действовавшая в это время на границе Себежского и Красногородского районов, отправила в помощь белоруссам отряд им. Жданова. Почти одновременно от начальника ЦШПД П.К.Пономаренко на имя А.В. Романова и уполномоченного ЦК КП(б) Белоруссии и Белорусского штаба партизанского движения А.Ф. Бардадына поступила радиограмма, в которой предписывалось объединить силы партизанских бригад для противодействия новой экспедиции; руководство боевыми операциями возлагалось на А.И. Штрахова, А.Ф. Бардадына и А.В. Романова; рекомендовалось в зависимости от обстановки осуществлять маневр силами и средствами, сохраняя живую силу и вооружение бригад. На смену выведенных из края бригад, понесших большие потери в первой карательной экспедиции и не имевших боеприпасов, из Лепельско-Ушачской партизанской зоны были переброшены белорусские бригады им. Короткина В.Э. Талаквадзе, «За Советскую Белоруссию» П.М. Романова; восточнее железной дороги Полоцк–Невель сосредоточилась Полоцкая бригада А.Я. Марченко. Всех латышских партизан объединил под свое начало начальник оперативной группы ЦК КП(б) Латвии К.М. Озолинь. В это тревожное время в д. Ровное Поле состоялось совещание командиров бригад, на котором было решено создать оперативную группу по координации действий партизанских сил во всем крае и был создан объединенный штаб, разработавший (под руководством А.И. Штрахова) план обороны, согласно которому партизанские силы были разделены на несколько групп:

— уполномоченный Белорусского штаба партизанского движения А.Ф. Бардадын должен был организовать оборону пра-вого берега р. Свольна силами белорусских партизан, не допустив прорыва карателей в Россонский район;

— оборонять северные границы края для удержания позиций по линии населенных пунктов Городиловичи–Микулино должны были калининские бригады А.М. Гаврилова, В.М. Лисовского, Ф.Т. Бойдина, Н.М. Вараксова, Р.А. Охотина и латышские партизаны под командованием Лайвинша;

— оборона западных границ края по рубежу Доброплесы–Моторино–Миловиды возлагалась на латышские отряды под общим командованием К.М. Озолиня;

— в центральную группу входили бригады И.К. Захарова и С.Д. Буторина с задачей оборонять край в районе д. Макуты;

— в южную группу входили бригады Г.П. Герасимова и П.М. Романова, с задачей организовать оборону у д. Задежье.

К 26 февраля на шоссе Освея–Угарово противник сосредоточил большую группировку для оказание помощи карателям, наступающим в направлении р. Свольна. Продвигались они медленно, создавая на своем пути мелкие гарнизоны для охраны тыла, уничтожая на своем пути почти все населенные пункты и их жителей. Ночью 26 февраля латышские партизаны заминировали все основные участки дороги между п. Освея и д. Кочаны, а ночью 27-го — дорогу у п. Шкяуне. Наскочив на мины, каратели остановились. К началу новой экспедиции бригады И.К. Захарова, С.В. Гребенкина и Г.П. Герасимова, по которым пришелся удар январской экспедиции, почти полностью израсходовали боеприпасы, что явилось причиной их вынужденного отхода на восток, поэтому противник опять занял населенные пункты Кохановичи, Освея и Зайцево. Основные бои развернулись в районе Освея–Миловиды. В ночь на 3 марта латышские партизаны перешли в наступление и захватили д. Каширино. На следующий день батальон карателей начал наступать на эту деревню с трех сторон. Партизаны, заминировав дороги, ее оставили. Войдя в деревню, каратели понесли потери от подрывов на минах. Уже 28 февраля калининские, белорусские и латышские партизаны, объединив усилия, приостановили продвижение противника в глубину края, 3-я КПБ А.М. Гаврилова частью сил заняла оборону по небольшим высотам в трех километрах от д. Великое Село, занятого немцами. На следующий день при поддержке бомбардировщиков и под прикрытием артиллерийского и минометного огня два батальона СС перешли в наступление, нанеся удар по отряду Чернова. Удерживая позиции более двух часов, тот дал возможность другим отрядам бригады перегруппироваться и перейти к обороне у д. Городиловичи, потеряв двоих бойцов убитыми и восемь — ранеными, а потом отошел к основным силам. Прикрывая отход товарищей, погиб помощник командира взвода автоматчиков Николай Тихонович Стародубцев.

1 марта у д. Городиловичи развернулись настоящие фронтовые бои, продолжавшиеся семь суток. Партизанам отступать было нельзя, так как за их спинами в лесу находилось мирное население деревень, сожженных карателями. Стояла оттепель. Одежда от лежания под огнем противника днем намокала, а ночью покрывалась коркой льда. Каратели действовали по шаблону: с утра позиции партизан бомбила авиация, потом начинался минометный и артиллерийский обстрел, под прикрытием которого наступали цепи эсэсовцев. Часто дело доходило до рукопашных схваток, которые, как правило, немцы не выдерживали и отходили. Через некоторое время все повторялось. На шестой день боев у партизан северной группировки оставалось всего по полдиска патронов на автомат и пулемет и по десятку патронов на винтовку. Из-за непрерывных боев, многодневного недосыпания и голода партизаны валились с ног от усталости. Спасли положение белорусские бригады, получившие из-за линии фронта много боеприпасов, доставленных самолетами, и сменившие на позииях калининских партизан. Часть бригад северной группировки попытались обойти Освейское озеро, чтобы нанести удар с тылу по немецким гарнизонам в д. Кохановичи и п. Освея, однако замысел осуществить не удалось из-за весеннего разлива рек, бригадам пришлось вернуться, чтобы занять оборону на старых рубежах.

9 марта в течение шести часов 12 самолетов бомбили позиции партизан у д. д. Задежье, Стрелки и оз. Белое. Отряды бригады им. Рокоссовского, занимавшие оборону у оз. Белое и Страдное подверглись налету десяти бомбардировщиков. Каратели при поддержке авиации, артиллерии и бронемашин, наступавшие со стороны д. д. Кахановичи, Зайцево, Великое Село на д. д. Лисно и Миловиды за два дня боев потеснили партизан. Сильная группировка противника, подошедшая со стороны д. Задежье, захватила д. Юзефово и начала наступать в направлении д. д. Марачково и Моторино, окружив лесной массив от шоссе Дрисса–Освея до р. Свольна. Районы дислокации партизан засыпались с самолетов листовками с призывами сдаваться в плен: «…Вы лучшие русские люди, ибо только лучшие могут переносить такие лишения, которые переносите вы… Переходите к нам, вам будут обеспечены хорошие условия жизни, питание и обращение». Партизаны бились за каждую деревню, но, израсходовав боеприпасы, вынуждены были отходить.

6 марта деревни Красово, Потино, Василевщина, в которых находились латышские партизаны, начала бомбить авиация, а потом в атаку перешли два немецких батальона. Чтобы не попасть в окружение, партизаны неожиданно контратаковали карателей у д. Василевщина и вырвались из кольца. В ходе боя у деревни было уничтожено 70 солдат. Был ранен В.П. Самсон, однако продолжал руководить боем. Каратели попытались окружить основные силы партизан и захватить их обоз с боеприпасами и продовольствием. Однако тот был выведен под руководством О. Ошколна в безопасное место. Группы Ратиня, Поча, Бравина перешли в наступление на батальон карателей, двигавшийся со стороны д. Прошки, заставив его отойти. 7 марта латышские партизаны прорвали кольцо блокады и соединились с калининскими партизанами.

К 10 марта каратели полностью вытеснили партизан из Освейского и Дриссенского районов и четырех сельсоветов Россонского района, подошли к деревням Городиловичи и Лисно, Гнильцы и Доброплесы, создав на своем пути крупные гарнизоны охранных войск в д. Кохановичи, Городилово, п. Освея и других населенных пунктах, вокруг которых сразу начали строительство оборонительных сооружений и круглосуточное патрулирование дорог автоматчиками и бронетехникой. Заняв значительную часть партизанского края, они опять отрезали несколько латышских отрядов и групп от русских и белорусских бригад, в том числе и отряд В.П. Самсона. Однако, несмотря на окружение, латыши, неожиданно появляясь и внезапно исчезая, минировали дороги перед фронтом карателей, уничтожали их подразделения боевого питания, курьеров, выводили из строя полевые линии связи, отвлекая на себя значительные силы противника.

Немецкое командование знало о крайнем дефиците боеприпасов у партизан, в связи с чем рассчитывало на их полный разгром, однако они в последний момент были доставлены из-за линии фронта авиацией. В результате этой поддержки бригады заняли оборону протяженностью более 20 км по восточному берегу р. Свольна и остановили продвижение карателей. По решению штаба партизанского движения в тыл противника были направлены отряды для проведения активной диверсионной работы. Она дезориентировала командование экспедиции и заставило перенацелить часть сил и средств на противоположное направление, что привело к распылению и ослаблению сил ударной группировки, наступающей в глубину края. По приказу А.И. Штрахова отряд им. Жданова 10-й КПБ Н.М. Вараксова (командир отряда Жуков) в течение 14-ти дней с 27 февраля по 13 марта участвовал в разгроме группировки в районе п. Освея, держал оборону в д. Церковка, вступил в бой с наступающим отрядом противника силами 240 человек. В двухчасовом бою каратели потеряли 18 человек убитыми и 30 ранеными. Начиная с 13 марта партизаны начали сами активно переходить в наступление. В этот день бригада им. Рокоссовского разгромила гарнизон в д. Лисно; бригада им. Фрунзе И.К. Захарова уничтожила гарнизон в д. Моторино, а латышские партизаны отбили у немцев д. Миловиды. Не выдержав ударов, каратели начали отходить. Белорусские бригады в двух местах форсировали р. Свольна, прорвали немецкую оборону и вышли им в тыл. Части, переброшенные на помощь терпящей поражение группировке, были остановлены партизанами из засад.

16 марта разведчики бригады «Неуловимые» М.С. Прудникова сообщили, что для нанесения удара сосредотачивается группировка силами до 2000 солдат на рубеже Дретунь–Казимирово. В гарнизонах п. Идрица, деревень Сутоки и Нащекино Идрицкого района началось формирование больших групп автоматчиков, дороги к которым тут же были блокированы партизанами, что заставило гарнизоны отказаться от выдвижения в направлении Белоруссии, где развернулись основные бои. Отряды А.Т. Щербины и Н.С. Степанова 5-й КПБ вели бои с карателями в районе д. Ормея и Денисенки, не пропустив карателей к п. Освея. До 20 марта каратели пытались сжать кольцо окружения, но партизаны устояли и, получив самолетами из-за линии фронта боеприпасы, перешли в наступление. Цель экспедиции продвинуться до шоссе Невель–Дрисса и захват п. Клястицы была сорвана нанесением одновременных ударов по ее группировкам с фронта и тыла.

20 марта все партизанские бригады перешли в контрнаступление. Под прикрытием авиации каратели из Освейского района начали отходить в направлении г. Себеж, поселков Освея и Кохановичи. Отряды им. Сергея и Щорса с латышскими партизанами освободили деревни Доброплесы и Миловиды, и продвинувшись дальше, очистили от карателей правый берег р. Свольна. 21 марта после десятидневных дневных боев на рубеже р. Свольна, каратели под прикрытием авиации начали отход с территории края в направлении Себеж–Освея–Кахановичи. В ходе пятидневного наступления партизаны полностью освободили территорию партизанского края, очистив Освейский район. В боях было разгромлено два батальона из гарнизона в г. Себеж, срочно направленных на помощь экспедиции. В боях против карателей принимали участие 10 бригад и отрядов. В результате тесного взаимодействия, высокой маневренности, умелой организации засад и внезапных ударов по открытым флангам и тылам противника они одержали победу, нанеся противнику большие потери, захватив большие трофеи. Каратели в ходе экспедиции потеряли только убитыми свыше 1000 солдат, потерпев в боях на берегах р. Свольна полное поражение. Весенняя распутица, взорванные партизанами мосты и переправы, завалы на лесных дорогах не позволяли им широко применять танки, бронемашины и другую технику. Из-за наступившей оттепели они потеряли возможность проведения быстрых маневров. На путях отхода каратели учинили кровавые расправы над мирными жителями, применив свою излюбленную тактику «выжженной земли». Горели деревни, хутора, лес. В Освейском районе они сожгли 158 населенных пунктов (3450 домов), районный центр п. Освея, 9 домов культуры, 12 средних и 90 неполных средних школ, 6 больниц, 4 детских дома, 2 ветеринарных лечебницы, 3 машинотракторных станции, все промышленные предприятия. В ходе экспедиции ими было убито и сожжено заживо более 15000 людей, 2500 угнаны в Германию, более 1000 детей направлены в лагерь смерти Саласпилс в Латвию. В Освейском районе были сожжены леса, а население почти полностью уничтожено. Латышские каратели использовали «метод разминирования дорог и полей с помощью населения», который оказался столь «эффективным», что, перенявшие его немцы, жаловались на недостаток населения для проведения последующих «разминирований». По окончании экспедиции латышские полицейские батальоны с огромными обозами награбленного имущества убитых ими людей ушли в Латвию, а литовцы и украинцы — в Вильнюс. Уходя, они увели с собой 2250 голов крупного рогатого скота, 408 лошадей, 158 свиней, 2450 овец. Только латышские каратели в этой операции уничтожили 2558 мирных жителей и партизан, 3951 угнали на каторжные работы в Германию и Латвию.

О карательных экспедициях «Заяц-беляк» и «Зимнее волшебство» их руководитель Ф. Йекельн говорил: «Целью их являлась очистка от партизан района, ограниченного городами Великие Луки, Витебск, Даугавпилс, Себеж. Этот район считался партизанской республикой. Все пути, ведущие туда были разрушены, мосты взорваны. В секторе действий, которым было поручено руководить мне, со стороны Латвии участвовали два батальона армейских войск вермахта и три латышских батальона, выделенных комендантом Даугавпилса. Партизаны в этих боях потеряли свыше ста человек. Остальным удалось уйти. В ходе операции было арестовано свыше тысячи мирных граждан, которые подозревались в помощи партизанам. Часть из них была расстреляна. Другая часть вместе с детьми была отправлена в концлагеря. За время операции «Зимнее волшебство» мы сожгли около 10 населенных пунктов, которые встретились на пути».

Ниже мы публикуем фотографии карателя Отто Бартча, уничтожавшего деревни в составе 371 латышского полицейского шумабатальона в Себежском районе. Все фотографии относятся к 194243 гг. ( Ред.)

  • «Бандиты будут уничтожены»
    «Бандиты будут уничтожены»
  • «Беженцы»
    «Беженцы»
  • «Бой с бандой»
    «Бой с бандой»
  • «Возвращение с задания»
    «Возвращение с задания»
  • «Готово! Партизан с лошадью уничтожены»
    «Готово! Партизан с лошадью уничтожены»
  • «Деревня будет стерта»
    «Деревня будет стерта»
  • «Допрос жителей советской деревни»
    «Допрос жителей советской деревни»
  • «Засада»
    «Засада»
  • «Зачистка»
    «Зачистка»
  • «Зимняя операция»
    «Зимняя операция»
  • «Карательная акция»
    «Карательная акция»
  • «На задание - Себеж»
    «На задание - Себеж»
  • «Операция против бандитской деревни»
    «Операция против бандитской деревни»
  • «Перекресток в Себеже»
    «Перекресток в Себеже»
  • «Путь через деревню»
    «Путь через деревню»
  • «Станковый пулемет на огневой позиции»
    «Станковый пулемет на огневой позиции»
  • «Только один указатель показывает направление на Родину, все остальные на Восток.Только вперед!»
    «Только один указатель показывает направление на Родину, все остальные на Восток.Только вперед!»
  • «Холодная операция»
    «Холодная операция»

Владимир Спириденков