Чтобы знали, чтобы помнили...

   Самой главной и неделимой частью целого (страны) является человек и его семья, род. К печати готовится книга Людмилы Пажетновой, в которой рассказывается о людях и семьях юго-востока бывшей Псковской губернии – Торопецком и Холмском уездах. Первый ныне является частью Тверской области, второй – частью области Новгородской. Но эти уезды неразрывно связаны судьбами людей, в них родившихся, живших там и служивших Отечеству. Предлагаем вашему вниманию две главы из этой очень нужной и важной книги.

«История России будет создана только тогда,
когда будут написаны истории отдельных родов,
отдельных городов, областей и земель».
Константин Николаевич Бестужев-Рюмин

   Очередным рубежом в истории России стал 1917 год. Страшным, кровавым рубежом. Многим хотелось справедливого решения проблем, остро вставших перед страной в конце XIX – начале XX века. Реформы не удались. Подогретые идеей о всеобщем равенстве, массы бродили. Первая мировая война выступила катализатором «взрыва». Интеллигенция не рассчитала той силы, с которой революция обрушится на страну, и пострадала от нее больше всего. Эйфория очень быстро сменилась ощущением громадной, непоправимой трагедии. Были уничтожены целые дворянские, купеческие, священнические роды. Историю начали писать заново. Было бы несправедливо забыть о тех, кого смела волна революции. Военные, чиновники, торговые люди, учителя, священники, художники, писатели, государственные деятели. Как много их было! Громкие имена, забытые имена, имена, вырванные из ткани общей истории в угоду времени. Мы будем говорить о людях удивительного края – юго-востока Псковской губернии – Торопецком и Холмском уездах. Так сложилось исторически, что разорвать эти уезды практически невозможно, настолько тесны их взаимосвязи. С начала XVI века, после присоединения Торопецких земель к Русскому государству, новгородские помещики активно осваивали их. В одних случаях цепь поколений выстраивается очень ровно, в других – не достает звеньев. Но даже то, что удается отыскать, достойно пристального внимания. Чем больше углубляешься в исследования, тем яснее осознаешь значимость этих земель для общей истории нашего государства…

КОРВИН-КРУКОВСКИЕ
Потомки короля Корвина

   Почти каждый старинный дворянский род имеет легенду о своем происхождении. Была такая легенда и в семье Корвин-Круковских. «Дочь венгерского короля Матвея (Матиуша) Корвина увлеклась польским витязем Круковским, и вместе они дали начало роду Корвин-Круковских, поселившихся в Литве». Но только в 1858 году братьям Круковским (Крюковским) после десятилетней переписки удалось доказать принадлежность к этому роду.
  У отставного провиантмейстера капитанского чина Василия Семеновича Круковского и Анны Андреевны Нелединской родилось три сына: Петр, Василий, родившийся в 1803 году и крещенный в погосте Медведково Сивертской волости Торопецкого уезда и Семен (1806 г.) Около погоста Медведково располагалось сельцо Мякишево, впоследствии по разделу доставшееся Семену. Сыновья выросли. Василий Васильевич дослужился до генерал-лейтенанта, Семен Васильевич стал торопецким помещиком, а Петр Васильевич – великолуцким. Земли, завещанные отцом, в 1836 году были разделены. Василий Васильевич, отец Анны (Жаклар) и Софьи (Ковалевской), взял свою долю деньгами. Его дочери, особенно Софья, прославили род Корвин-Круковских. Но наш рассказ о семье торопецкого помещика Семена Васильевича Корвин-Круковского.

   После смерти майора Тимофея Александровича Чирикова имение Гогино-Бончарово перешло к его дочерям Александре, Елизавете, Евдокии и Любови. Здесь, в 1835 г., в семье отставного поручика артиллерии Семена Васильевича Круковского и его жены Елизаветы Тимофеевны родилась дочь Александра, а 1836 году родился сын Василий, восприемником которого был муж Евдокии Тимофеевны Иван Васильевич Голенищев-Кутузов. После раздела имущества между братьями Круковскими в 1836 году, Семен Васильевич с семьей перебрался в Мякишево. Так как следующий сын Сергей крещен в погосте Сиверет в 1837 году, его восприемником был Сергей Александрович Чириков, дядя Елизаветы Тимофеевны.
   В 1839 году Елизавета Тимофеевна Круковская значится как владелица имения Пятницкое Хворостьевской волости. Неизвестно, была ли это земля Чириковых, или имение было куплено. Что-то не ладилось, а может быть слишком неугомонным был Семен Васильевич, и семья вновь оказалась в Бончарово. Здесь в 1840 году родился четвертый ребенок сын Леонид, восприемником которого при крещении был Сергей Александрович Чириков.
   В 1841 году Василий Васильевич, на то время генерал-лейтенант, приобретает с торгов имение Полибино Невельского уезда. Семен Васильевич, по просьбе брата, занимается возведением новых построек и реконструкцией старых. В это время родился сын Александр, крещенный в Великолуцком погосте Слауй, его восприемником был великолуцкий помещик, дядя Петр Васильевич Круковский, впоследствии крестный всех остальных детей. Место крещения Николая (1842 г.) и Елизаветы (1843 г.?) неизвестно, но в 1844 году рождается Анна, крещенная в погосте Успенское Сивертской волости. Вероятно, семья все эти годы проживала в сельце Мякишево. После 1844 года место жительства меняется, и последние дети Софья (1845 г.) и Михаил (1846 г.) крещены уже в погосте Слободка Хворостевской волости, недалеко от имения Пятницкое. Жизнь Елизаветы Тимофеевны далека от размеренности: десять детей, постоянные переезды. В 1850 году на 38 году жизни Елизавета Тимофеевна скончалась. Интересно, что она похоронена в погосте Слободка под именем Елизаветы Тимофеевны Чириковой, возможно, это ошибка корреспондента «Провинциального некрополя».

Кабинет В.В.Корвин-Круковского (Музей-усадьба в Полибино)

   С 1851 года Семен Васильевич – вдовец с 10 детьми. Старшей дочери Александре 15 лет, младшему сыну Михаилу 4 года. В 1856 году Семен Васильевич числится как владелец сельца Нишевицы Пожинской волости. Человеком он был весьма деятельным: занимался улучшением глинобитных построек и был их страстным пропагандистом, изобрел сверхпрочную штукатурку.
   Основным имением оставалось Мякишево. Семен Васильевич числится в списке «Извлечений из описаний помещичьих имений в 100 душ и свыше» 1860 года, как владелец сельца Мякишево: число душ крепостных людей мужского пола – крестьян 299, дворовых 28; дворов 86. Большое количество дворовых говорит о значительности имения. Семен Васильевич умер 30 августа 1867 года и был похоронен в погосте Слободка рядом с женой. Он пережил ее на 17 лет.
   Племянник Семена Васильевича Андрей Петрович Корвин-Круковский с 1859 по 1861 год был уездным предводителем Торопецкого дворянства. От отца, Петра Васильевича, ему досталось два винокуренных завода в Великолуцком уезде. Винокуреный завод был и в Нишевицах. Интересно, что практически все из семьи Корвин-Круковских, о ком мы упоминаем, имели винокуренные заводы.
   Теперь о близких родственниках Филарета и Модеста Мусоргских, сыновьях и дочерях Семена Васильевича Корвин-Круковского. Мать братьев Мусоргских Юлия Ивановна была свояченицей Александре Тимофеевне Чириковой, жене брата Николая Ивановича. К сожалению, удалось найти сведения только о трех братьях – Сергее, Николае и Михаиле.
   Все три брата были гласными уездного земского собрания и мировыми судьями. Институт мировых судей появился после судебной реформы 1864 года. Должность мирового судьи была выборной и состояла в высоком 5 классе по Табели о рангах. Мировой судья имел особый знак отличия – золотую цепь с аллегорическим символом закона, которую возлагал на себя во время исполнения обязанностей. Для вступления в судебную службу необходимо было иметь российское подданство, 25-летний возраст, мужской пол и нравственную безупречность. Мировым судьей мог стать только местный житель. Мировые судьи делились на две категории: участковых и почетных. Участковые судьи являлись основными органами мировой юстиции и осуществляли правосудие на своем участке, где находились их камеры. Участковые мировые судьи, в отличие от почетных, получали жалованье и определенные суммы на наем письмоводителя, рассыльного и прогоны. Они не имели права занимать должности в государственных и общественных учреждениях, поскольку были обязаны безотлучно пребывать в участке и постоянно выполнять возложенные на них обязанности. Мировые суды были предназначены для рассмотрения малозначительных уголовных и гражданских дел. Почетные мировые судьи вводились для облегчения исполнения многочисленных обязанностей участкового мирового судьи. Почетные мировые судьи не имели своих камер, могли занимать государственные и общественные должности, и не получали содержания. Все расходы по выполнению судейских функций они оплачивали их своих средств. Почетные мировые судьи пользовались такими же правами при рассмотрении дел, как и участковые.
   Торопецкий уезд к 1876 году и до 1890-го, когда должность участкового мирового судьи была упразднена, делился на три судебных участка. 1 участок – камера (место расположения мирового судьи) Торопец. 2 участок – камера в селе Пятницкое, 26 верст от Торопца. 3 участок – камера в сельце Подгороднее.

Николай Семенович Корвин-Круковский

   Первым в 1869 году появляется в официальных источниках («Памятные книжки») Николай Семенович. Николаю 27 лет. По наследству от отца ему достается имение Пятницкое с винокуренным заводом (до 1918 года включительно имение принадлежит его жене и детям). В 1869-1870 гг. он избирается кандидатом в мировые посредники, в 1874 г. мировым посредником. В 1876-1877 гг. назначен мировым судьей третьего участка. Кроме того Николай Семенович член общества взаимного кредита с 1876 г., с 1880 по 1883 год председатель этого общества. В течение восьми лет, с 1881 по 1889 г., он гласный губернского земского собрания. В 1886 году назначен мировым судьей 2 участка, а 1888-1889 гг. становится председателем съезда мировых судей. На протяжении 24 лет с 1871 по 1895 год Николай Семенович является гласным уездного земского собрания.
   С 1897 по 1899 год Николай Семенович – член Общества взаимного кредита Великолуцкого уезда и попечитель Великолуцкой женской гимназии. В 1900 году он умер и был похоронен вместе с родителями на погосте Слободка. У Николая Семеновича и его жены Ольги Васильевны было двое детей – дочь Нина и сын Николай (1887). Ольга Васильевна являлась почетной попечительницей Торопецкой прогимназии с 1893 по 1901 год. Николай в 1913 году занимал должность земского начальника 5 участка.
   15 ноября 1917 г. начальник Торопецкой уездной милиции сообщает следователю, что имение Пятницкое совершенно разгромлено. Не тронуты лишь постройки и сельхозинвентарь. Причина погрома – имеющаяся в подвалах имения старинная водка. В погроме участвовало население 8-10 деревень. Владелец имения Николай Николаевич Корвин-Круковский, 30 лет, потомственный дворянин Псковской губернии, военный чиновник по обществу Красного Креста, находился в действующей армии. По требованию властей Николаем Николаевичем было составлено пояснение: «Имение расположено по тракту Торопец – Великие Луки, в 25 верстах от г. Торопец, площадь под усадьбой, парком, садом, постройками и дворами около 5 десятин, огорожено забором высотой выше человеческого роста. 11 ноября 1917 года, в принадлежащем мне совместно с матерью и сестрой имении Пятницкое толпой крестьян из окрестных, ближайших к имению деревень был разгромлен жилой барский дом с двумя флигелями. Все находившееся в доме имущество было расхищено и увезено, частью сломано. Хранилища в доме, а также двери и окна были взломаны. Убыток определяю в сумме 250000 рублей по ценам настоящего времени. В имении в момент погрома проживала моя тетушка Надежда Васильевна фон Люде и штат служащих. Никакой вражды между мною и соседними крестьянами не наблюдалось. Поводом к погрому явилось требование со стороны крестьян дать им водки (хранилось 15 ведер старки – старой водки 100 и 75-летней давности выдержки, но это был только повод). В имение явилась толпа народу с орудиями для взлома – топорами и подводами, на которых затем было увезено награбленное». Сход крестьян признал как первого виновника погрома самого владельца имения, скрывавшего у себя спиртные напитки. Уголовно-следственная комиссия сочла, что погром можно оправдать переходным временем, а также несознательностью участников. 26 июля 1919 года народный суд, согласившись с мотивами уголовно-следственной комиссии, нашел, что в данном деле нет уголовно наказуемого преступления, и постановил делопроизводство прекратить. Далее дело приняло неожиданный оборот. В конце декабря 1919 года в имении был организован концентрационный лагерь в целях разгрузки тюрем и использования в полной мере труда присужденных к общественным работам, а также «изъятия из общества политически неблагонадежных элементов».
   В 1936 году в Брюсселе был заложен, а 1 октября 1950 года освящен митрополитом Анастасием храм в память Царя-мученика Николая Второго и всех русских людей, богоборческой властью в смуте убиенных, воздвигнутый во имя Святого Праведного Иова Многострадального. В марте 1931 года митрополит Антоний писал: «Пройдут года, придет на смену новое поколение, которое не было свидетелем современных нам ужасных событий, и всесокрушающее время сгладит память о них. И падут на нас укоры потомков, если мы не увековечим память современных нам мучеников и не выразим благоговейного отношения к ним».
   Среди мемориальных досок храма есть одна с надписью: «Злодейской рукой большевиков убиенные: Николай Николаевич Корвин-Круковский, родился 3 июля 1887 г., убит 3 января 1920 г. и Александра Григорьевна Корвин-Круковская, рожд. Колпаковская, родилась 7 января 1891 г., убита 25 августа 1942 г.». Доска установлена дочерью, Мариной Николаевной, графиней д'Эстрэ.
   После смерти мужа Александра Григорьевна жила в Москве в ужасных условиях. Она работала чертежницей в советском учреждении и обучала дочь черчению. По воспоминаниям, «…у них был единственный стол, на котором и ели и работали. Но у Марины было все самое лучшее из старых сундуков: туфли, шляпки, духи, булавки… Александра Григорьевна строго следила за безупречностью Марининых манер и осанки. В доме разговаривали только по-французски».
   У Александры Григорьевны, дочери полковника Оренбургского казачьего полка Григория Герасимовича Колпаковского и внучки знаменитого генерала Герасима Алексеевича Колпаковского (его имя стоит в одном ряду с генералами Кауфманом и Куропаткиным, «покорителями Туркестана»), была единственная цель. Как можно скорее выбраться, и как можно дальше уехать из страны Советов. Она понимала: вдвоем это сделать не удастся, поэтому необходимо постараться выдать Марину замуж за иностранца и отправить ее за границу. Случай подвернулся. Марина познакомилась с молодым бельгийским консулом в Москве. Он украл ее и прятал в посольстве, пока они не обвенчались и не получили право на выезд Марины в Бельгию. В конце 20-х них родился сын. Александре Григорьевне, оставшейся одной в Москве, в конце тридцатых годов припомнили все: отца-полковника царской армии, мужа – расстрелянного в 20-х годах и сбежавшую дочь – графиню Марину д'Эстрэ. Она была арестована, отправлена в лагерь и 25 августа 1942 года расстреляна. Такой оказалась судьба правнучки Семена Васильевича Корвин-Круковского

Сергей Семенович Корвин-Круковский

   Сергей Семенович появляется на страницах Памятной книжки 1870-го года как член мирового суда. В 1872 году он почетный мировой судья, и только в 1875 г. его избирают гласным уездного земского собрания. С 1876 по 1889 г. мировой судья, вначале второго, затем с 1880 г. – третьего участка, а с 1886 г. – первого участка. Сергей Семенович владеет имением Подгороднее после 1860 года, так как на 1860 года оно еще числится за Евграфом Александровичем Челищевым. В Подгороднем находится винокуренный завод, крупнейший по объему выпуска на 1870 год.
   У Сергея Семеновича и Ольги Павловны четверо детей. Все крещены в Торопецких храмах: Сергей (1881 год) – восприемник Николай Семенович Корвин-Круковский, Вера (1883 год) – восприемники Михаил Семенович Корвин-Круковский и его сестра Александра Семеновна Юренева, Семен (1884 год) – восприемник Василий Васильевич Голенищев-Кутузов, Елизавета (1886 год) – восприемники Иван Николаевич Чириков и девица Елизавета Семеновна Корвин-Круковская. После 1889 года сведений о Сергее Семеновиче нет, а Ольга Павловна в 1896 году числится как вдова, проживающая в имении Подгороднее. Скорее всего, умер Сергей Семенович в 1890 году. Что произошло далее, мы не знаем, но в 1907 году в Торопецкой прогимназии преподает историю и географию Вера Сергеевна Корвин-Круковская. Вряд ли семья была разорена после смерти отца. Завод и имение стоили достаточно дорого, но управлять ими, вероятно, было трудно. Поэтому имение было продано. На 1903 год имение еще числится за Ольгой Павловной Корвин-Круковской, но винокуренный завод в нем уже не указывается.
   В Интернете на форуме «Грозный» есть интересная информация о Галенской Людмиле Петровне, проживающей в городе Куровское Московской области. Ее мать Софья Семеновна, урожденная Корвин-Круковская 1921 года рождения. Отец матери Семен Сергеевич Корвин-Круковский (1884) окончил Кронштадскую военно-морскую академию, после революции работал в Забайкалье под Читой, затем в Грозном в нефтедобывающей компании. Дочь Софья в 1945 году вышла замуж за Петра Адамовича Галенского, жили в Чечне, а затем в Подмосковье.

Михаил Семенович Корвин-Круковский

   Позднее всех в 1879 году появляется на страницах «Памятной книжки» Михаил Семенович, владелец имения Нишевицы, (там тоже был винокуренный завод, но в 1870 он почему-то не показан в сводке). С 1880 по 1883 год он мировой судья 2 участка, с 1881 по 1895 год гласный уездного земского собрания, а с 1888 по1895 год председатель земской управы, почетный мировой. С 1896 года, после смерти Андрея Петровича Корвин-Круковского, Михаил Семенович перебирается в Великие Луки. Должностей не занимает, но владеет винокуренным и ректификационным заводами, расположенными в самом городе.
   Михаил Семенович женат на Вере Павловне. Возможно, это сестра Ольги Павловны, жены Сергея Семеновича. Михаилу Семеновичу было уже 37 лет, когда в 1883 году родился первый сын Михаил (восприемники – брат Николай Семенович Корвин-Круковский и Елизавета Никандровна Чирикова). В 1884 году родился Павел – восприемник Александр Юренев, помещик села Нишевицы, в 1886 году Вера – восприемники Лев Федорович Смоловик (бывший товарищ прокурора) и девица Лариса Александровна Юренева, а в 1890 году близнецы Леонид и Екатерина – восприемники Иван Николаевич Чириков, Петр Петрович Брискорн и Ольга Васильевна Корвин-Круковская. Все крещены в Дмитриевской церкви погоста Нишевицы. О судьбе никого из них ничего не удалось узнать.
   В документах о крещении говорится о Александре Семеновне Юреневой (1883) и Елизавете Семеновне Корвин-Круковской – девице (1886).
   Совсем ничего не известно о сыновьях Семена Васильевича - Леониде, Александре и Михаиле, и о дочерях Анне и Софье.

КУРОРТНЫЙ РОМАН

   В 1810 году на землях, принадлежавших генерал-майору Сергею Андреевичу Кушелеву, был открыт один из первых русских курортов «Андреяпольские минеральные воды». Устройство курорта и содержание финансировал сам хозяин – «сей истинно добродетельный муж, с пожертвованием собственных выгод, употребил всевозможные меры для доставления пользующимся здесь минеральными водами всех нужных пособий, удобств и удовольствий».
   «Посреди села Андреаполя возвышается господский дом, который проезжающим по большой столбовой дороге по ту сторону Двины, представляется в прекрасном и вместе приятном виде. Лежащие вокруг небольшие строения, сад, идущий террасою до самого берега, прелестная березовая рощица близ господского дома составляет для глаз восхитительные сельские предметы.
   Проистекающие по сю сторону реки из крутых берегов, осеняемых березовою рощицей, ключи, льющие чистую, светлую и в летний зной прохлаждающую воду, проведены в иных местах к водохранилищу, в других же низвергаются прямо в реку. Нельзя не плениться живописным положением сего места и разнообразием предметов: сменяющиеся поля, луга, холмы, долины, рассеянные по местам рощи, большая, аллее подобная, дорога, прекрасный вид церкви, построенной в новом вкусе, принадлежащий генеральше Бауер господский дом, который кажется лежащим в густом лесу, изгибы быстрой реки Двины, видной на далекое расстояние, и, наконец, густые леса, простирающиеся на необозримое пространство, – все сие приводит в восторг всякого, к прелестям чувствительного человека, и способствуют немало к излечению различных, особливо нервных заболеваний.
   Деятельная рука природы наделила щедро сие место своими сокровищами. Встревоженный и унылый дух страждущих находит здесь потерянное спокойствие, и жестокие припадки, от расстройства нервов происходящие, прекращаются весьма часто сими благотворными обстоятельствами» –
 писал в своем отчете первый врач курорта Карл Фридебург в 1811 году.
   Уже через пять лет курорт становится весьма популярным. Сезон начинался в мае-июне и продолжался по сентябрь-октябрь. Ближе к середине июня на курорте отдыхал командир Ямбургского уланского полка и разных орденов кавалер Карл Остафьевич Фалк. Именно с него и начинается наша история.
   Вернувшись в полк, Фалк, вероятно, предлагает посетить курорт подполковнику Григорию (Егору) Михайловичу Лопатину, назначенному вместо него командиром полка в феврале 1816 года. Григорий Михайлович участвовал в военных кампаниях с 1805 года и проявлял недюжинную храбрость, за что был награжден орденом Святой Анны 3 ст. «За храбрость», а позднее, в 1807 г., золотым оружием «За храбрость». Активное участие в войне 1812 года (с мая 1812 г. командир Литовского уланского полка), а также последующие заграничные походы подорвали здоровье. Сны о войне, не отпуская, держали его. Особенно часто снилось Бородинское сражение. Литовские уланы в составе 4 кавалерийского корпуса генерал-майора Сиверса оказались в направлении главного удара у Багратионовых флешей и Семеновского оврага. Боевые действия начались здесь в 7 часов утра и с особым ожесточением продолжались почти до 12 часов дня. Уланы под жесточайшим артиллерийским огнём много раз бросались в атаки, отбивая нападения противника. Годы брали свое, и решение поправить здоровье, было принято. Ближе к концу лета Лопатин появляется на курорте.
   Курорт произвел на подполковника Лопатина самое благоприятное впечатление. Здесь отдыхали и лечились множество военных. Среди них штаб-ротмистр и кавалер лейб-гвардии гусарского полка Евграф Александрович Челищев со своими сестрами Натальей и Капитолиной, приехавшие на курорт несколько ранее. Тишина и беззаботность курортной жизни врачевали накопившуюся усталость, а встреча с прелестной молодой девушкой Капитолиной повлекли за собой желание изменить свою жизнь, обрести, наконец-то, покой и семейный очаг. Когда состоялась свадьба – в 1816 или 1817 году – неизвестно, ведь служба командиром Ямбургского уланского полка продолжалась до конца октября 1818 года. Сына Александра, родившегося 23 апреля 1818 г. в имении Сергеевском (приданое жены), он увидел только через 6 месяцев после отставки. В 1825 году на Андреяпольские воды приезжает уже полковница Капитолина Александровна Лопатина с малолетними детьми: Александром 7 лет, Натальей и Делаидой. Вероятно, Капитолина Александровна не отличалась крепким здоровьем, что сказалось и на детях. Болезни преследовали старшего сына всю жизнь. С 1848 года, скорее всего после смерти родителей, Александр Григорьевич, Елизавета Григорьевна, Наталья Григорьевна и София Григорьевна указаны владельцами земель в Торопецком и Холмском уездах. Трудно проследить судьбу сестер, после замужества нить теряется. Наталья Григорьевна не выходит замуж, так как в 1859 году она была восприемницей младшего сына Александра Григорьевича Александра, и в 1860 г. числится владелицей земель в Холмском уезде. Григорий Михайлович был дворянином Витебской или Волынской губерний. Его земли в Витебской губернии в Полоцком уезде и в Волынской губернии в Кременецком уезде переходят к его сыну и дочерям, а затем к внукам.
   Старший и единственный сын Александр сделал блестящую карьеру. Этому способствовало и положение, занимаемое прежде отцом, и влиятельные родственники матери Капитолины Александровны Челищевой. Александр Григорьевич поступил в Школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров и с 1835 года числился унтер-офицером лейб-гвардии Преображенского полка. Через два года, по окончании Школы, получил чин прапорщика в лейб-гвардии Волынском полку, в ноябре 1842 года стал адъютантом командира 2-й гвардейской пехотной дивизии генерал-лейтенанта Ребиндера. В 1847 году по состоянию здоровья в чине капитана уволен от службы. Возвращение на родную землю, женитьба на дочери полковника Зинаиде Дмитриевне Охлябининой вводят его жизнь в спокойное русло. Один за другим рождаются сыновья Борис (24.07.1855 г.), Григорий (29.04.1857 г.), Александр (10.02.1859 г.) и дочь Капитолина. В 1861 году надворный советник А.Г. Лопатин распоряжением псковского губернатора назначается мировым посредником по Торопецкому уезду. На этой должности он проявляет себя как человек, умеющий руководить – справедлив, в меру строг. Эти качества отмечает высшее начальство. В декабре 1868 года Александра Григорьевича переводят в Министерство юстиции и назначают Киевским губернским прокурором. Жена и сыновья едут вместе с ним. Старший сын Борис заканчивает Динабургскую реальную гимназию и в 1874 году начинает служить в Главном управлении коннозаводства.
   В 1871 году наступает «звездный час» Александра Григорьевича Лопатина. Его, как энергичного, деятельного, опытного администратора-государственника, высокообразованного человека, русского патриота, решительного, но осторожного в своих действиях и поступках, с развитым чувством ответственности, чести и достоинства назначают смоленским губернатором. В этой должности он пребывает до 1880 года. Консерватор по своим политическим убеждениям, он прекрасно понимал, что стране необходимы перемены. Защищая дворянские права и преимущества, губернатор вместе с тем способствовал развитию в губернии промышленности, торговли, банковского дела, культуры, образования и здравоохранения. В 1872 году Александр Григорьевич овдовел и сам воспитывал сыновей и дочь.
   Лопатин имел большой авторитет среди людей разных сословий. В первую очередь он пользовался поддержкой дворянства, купечества, различного рода предпринимателей и деловых людей. Такая популярность губернатора объяснялась его душевными качествами. Он вникал во все стороны жизни уездных, городских властей, смоленского земства, умел найти правильные решения и добивался их исполнения, и это несмотря на то, что он часто болел и выезжал на лечение за границу. Благодарные жители Гжатска, Красного, Дорогобужа, Поречья, Рославля, Белого, Юхнова и Смоленска избрали Александра Григорьевича почетным гражданином.

Александр Григорьевич Лопатин, смоленский губернатор

   Уволившись с государственной службы по состоянию здоровья, 3 марта 1880 года Александр Григорьевич возвратился в родовое имение Сергеевское Торопецкого уезда. Продолжительная болезненность в молодости заставила его изучать медицину у столичных врачей, и бывший губернатор стал врачевать жителей близлежащей округи. «Не бывало дня, чтобы старые и малые всех состояний обоего пола не приходили в Сергеевское». Активно участвовал он и в жизни уезда. Неоднократно избирался почетным мировым судьей.
   В 1890 году Александр Григорьевич стал часто недомогать. В этом же году, 1 декабря, «после причастия святым тайнам» он мирно испустил дух, сидя в гостиной в креслах, где за четверть часа до кончины прописал больной старухе лекарство. Местом вечного упокоения стал погост Песно.
   Судьбы детей сложились не так удачно. Капитолина Александровна вышла замуж за подольского дворянина Константина Васильевича Энгельгардта. О сыновьях мы знаем несколько больше.

Борис Александрович Лопатин

   Старший сын Борис 11 лет проработал в Главном управлении коннозаводства в Уфимской губернии. Он не был женат, и вышел в отставку по болезни в 1885 году в чине коллежского секретаря. Затем был помещиком, имея родовое имение в Витебской губернии 1060 десятин, и благоприобретенное в Псковской губернии 1100 десятин. На 1903 год числится владельцем 667 десятин имения Сергеевское.

Григорий Александрович Лопатин

   Григорий Александрович 14 января 1886 года женился на Елизавете Кривской, дочери саратовского губернатора Павла Александровича Кривского. Первый ребенок – Варвара родилась только в 1896 году. Вторая дочь Наталья родилась в Плоцке Варшавской губернии 23 апреля 1900 года. Григорий Александрович занимал в то время должность непременного члена Плоцкого губернского по крестьянским делам присутствия в чине коллежского советника. Её восприемником был дедушка Павел Александрович Кривский. К сожалению, в 1901 году Елизавета Павловна скончалась. Григорий Александрович женился второй раз на Марии Федоровне, что свидетельствует из документов о прошении принять девочек: Варвару – 17лет и Наталью 13 лет в Институт московского дворянства. Документ датируется 1913 годом. Какую должность занимал в это время Григорий Александрович неизвестно, но Наталья указывается как дочь статского советника.
   Дочь Григория Александровича Наталья в 1921 году вышла замуж за князя Игоря Григорьевича Гагарина (1891-1964 гг.). Игорь Григорьевич в службе с 1909 года. Окончил полный курс Морского корпуса с золотым знаком в 1912 году. Уволен со службы декретом СНК от 30.01.1918 года. Вступил в службу в РККФ помощником начальника отделения Морского Генерального штаба, заместителем уполномоченного по формированию морских сил Сибири. Наталья Григорьевна преподавала иностранные языки. Их дочь, Наталья родилась в 1923 году и умерла в возрасте 14-15 лет. Наталья Григорьевна скончалась в Москве в 1987 году.

Александр Александрович Лопатин.

   Александр Александрович после отставки в чине подпоручика занимал должность земского начальника 4 участка Торопецкого уезда с 1891 по 1901 год и 3 участка с 1905 по 1907 год. С 1907 по 1909 год уездный предводитель дворянства.
   Семейная жизнь его напоминает небольшой детектив. В феврале 1892 года в селе Молотково Волынской губернии Кременецкого уезда был произведен брачный обыск. Жених Александр Александрович Лопатин, владелец села Молотково 33 лет, невеста – уроженка села Шунек Острожского уезда Волынской губернии Мария Ивановна Меронинская, крестьянка 40 лет. «Оба находятся в здравом уме». Как говорится в обыске «к бракосочетанию приступают по взаимному согласию и желанию, а не по принуждению, и на это имеют позволение начальства и родственников». Их дочь Зинаида родилась до брака 10 мая 1890 года. 27 января 1891 г. ее крестили в погосте Всхоново, восприемниками были брат и сестра Александра Александровича Григорий и Капитолина. А вот венчание проводилось в селе Молотково, через два года после крещения Зинаиды и за два месяца до рождения сына Александра. Никто из родственников на нем не присутствовал. Рождение и крещение сына зарегистрировано в метрической книге Успенской церкви погоста Всхоново. Восприемниками были муж Капитолины Александровны Константин Васильевич Энгельгардт и Торопецкого уезда села Сергеевского вдова тайного советника Мария Федоровна Лопатина. Тоже небольшая тайна: Мария Федоровна в 1892 году указана как вдова тайного советника, то есть вдова Александра Григорьевича Лопатина, а в 1913 году как жена Григория Александровича Лопатина. Одно это лицо или два, понять пока невозможно.
   Неизвестна судьба Зинаиды и Александра Лопатиных. Род Лопатиных, по-видимому, прервался, но может быть, дети Александра Григорьевича все-таки оставили наследников.

Людмила Пажетнова

Полностью статьи номера вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

       

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
43%
Прямой сбор средств
15%
Поиск спонсора или грантодателя
38%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
4%
Всего голосов: 81