Историко-культурные камни Тверской земли

КУЛЬТОВЫЕ КАМНИ НОВГОРОДСКО-ТВЕРСКОГО ПОГРАНИЧЬЯ

   Учёные довольно давно располагают сведениями об интересной группе археолого-этнографических памятников, условно называемых культовыми камнями. Археолого-этнографическими они называются потому, что являются объектом изучения двух наук – как этнографии, так и археологии, условно культовыми потому, что археологические данные зачастую не могут дать ответ на вопрос о первоначальном назначении камня, так как возле подобных памятников культурный слой может отсутствовать. Методы этнографии позволяющие зафиксировать связанные с камнем обряды, существующие в настоящее время или существовавшие в недалёком прошлом, не дают сколько-нибудь достоверной информации о первоначальном назначении камня и о времени начала его функционирования в качестве культового. Наконец, не столь уж редка ситуация когда подобный памятник обнаружен случайно, данные о нём получить от местного населения невозможно, культурный слой и какие-либо находки отсутствуют. Тогда установить его назначение можно только по аналогичным памятникам, чьё культовое назначение бесспорно. Для этого должна бы иметься общая информационная база, однако анализ публикаций, посвящённых данной категории памятников, позволяет сделать предварительное заключение о том, что изучение «культовых камней» до недавнего времени было почти целиком отдано в руки краеведов-непрофессионалов. Археологи же и этнографы исследовали их редко, от случая к случаю и практически никогда не обменивались результатами, а для изучения этой группы памятников необходим комплексный подход.
   Одной из разновидностей культовых камней являются камни-следовики. Один из первых исследователей данных памятников (Порфиридов Н. Г. «Камни с изображёнными знаками», Новгородский исторический сборник. Вып. 7. Новгород 1940) предлагал называть следовиками любые камни, носящие след человеческой деятельности, но это вряд ли правильно, так как в данном случае от внимания исследователя могут ускользнуть камни, которые однозначно являются культовыми, но выемки, на которых в форме следов появились без участия человека. То есть, к «следовикам» мы отнесём камни, на которых наличествуют следы: рук, ног в обуви и без, подков, копыт, лап животных. Далее это слово будет употребляться без кавычек, так как в своё время такую традицию ввёл Артемий Владимирович Арциховский (Маланин И. Д. «Из воспоминаний о С. Н. Ильине. К 100-летию со дня рождения «отца» следовиков», Отечество. Краеведческий альманах. Вып. 18. С. 134-138).
   Первое известное упоминание о камнях-следовиках встречается у Геродота. В своих заметках о древней Скифии он писал: «Достопримечательностей страна эта не имеет за исключением разве очень больших многочисленных рек. Впрочем, можно упомянуть здесь ещё об одной достопримечательности Скифии, помимо рек и обширности равнины, а именно на берегу реки Тирасы показывают ступню Геракла в скале, похожую на след человека, но в два локтя длины» (Геродот. «История», IV, 82).
   Упоминание о следовиках можно найти и в первом томе «Истории государства Российского» Карамзина, в 1818 году он писал: «Памятником каменносечного искусства древних славян остались большие гладко обделанные плиты, на коих выдолблены изображения рук, пят, копыт и проч.» (Карамзин Н. М. «История государства Российского», М., «ЭКСМО» 2002. Т. 1. С. 51).
   В разное время изучением культовых камней, в том числе и следовиков занимались З. Д. Ходаковский, П. Якушин, Ф. Н. Глинка, А. А. Спицин, Н. Г. Порфиридов, С. Н. Ильин, А. А. Формозов, И. Маланин, А. С. Попов, Ю. В. Уртанас, В. В. Шевылёв, М. В. Шорин, А. В. Курбатов и многие другие исследователи. Результатом их деятельности стали многочисленные заметки в прессе, выступления на конференциях, статьи в научных сборниках, накоплен значительный материал, который позволяет перейти к систематическому и комплексному изучению данной категории памятников.
   Небольшую лепту в изучение камней-следовиков внесла и этнографическая экспедиция исторического факультета Тверского государственного университета, работавшая в июле 1998 года в новгородско-тверском пограничье на территории бологовского и боровического районов. Из ряда культовых камней, обнаруженных экспедицией, особого внимания заслуживают два следовика, по местной традиции называемые: «Рюриковым» и «Труворовым» камнями. По этой же традиции они составляют нераздельный комплекс, так как все информаторы, опрашиваемые об одном из этих камней, обязательно рассказывали и о другом. И это несмотря на то, что камни находятся на территории разных областей: «Рюриков» - в Тверской, а «Труворов» - в Новгородской, и их разделяет довольно значительное расстояние – более 10 километров по прямой и более 30 по дорогам.

Расположение «Рюрикова» и «Труворова» камней на современной местности

   «Рюриков» камень находится на правом берегу реки Березайка в месте впадения в неё ручья Ловница. Камень именуется «Рюриковым», «Рериковым», «Рориковым» и даже «Юриковым» и «Егорьевым» (последнее может указывать на связь камня с культом святого Георгия, но кроме названия никаких других подтверждений данного факта обнаружено не было). Чаще всего камень называется «Рюриковым» и местная традиция считает его могилой Рюрика, причём похоронен он в золотом гробу, который в свою очередь помещён в серебряную ладью. Также с камнем связаны и другие легенды: о том, что камень, в своё время приплыл «встречь воды» и сам выбрал место, где ему встать, и о том, что возле камня «водит», то есть люди сбиваются с пути. Почитание камня подтверждается и отсутствием вскрытий грунта возле него, несмотря на легенду о кладе.

«Рюриков» камень

   «Рюриков» камень представляет собой большой гранитный валун 1,27 на 1, 79 метра с искусственно сглаженной верхней частью (считать его плитой без проведения археологического обследования нельзя, но этнографическая экспедиция разрешения на такое обследование не имела), вокруг камня наблюдалось значительное (более 20 см) проседание грунта. По сообщениям информаторов – людей 70-80 лет на их памяти камень ушёл в землю на глубину около метра (частый мотив, связанный с культовыми камнями – уход от людей). В верхней части камня выбит след человеческой ноги в обуви, который считается следом Рюрика, бороздки, оставленные на камне орудием типа зубила, позволяют с высокой степенью достоверности отнести данный след к рукотворным. Размеры следа 49 на 15 см, глубина колеблется от 5,5 (в носке) до 3,5 см в каблуке. В углублении лежали монеты, относящиеся по времени к году экспедиции (т.е. к 1998), по мере снятия многолетних отложений хвои, листьев и мха были обнаружены советские копейки 1985, 1972, 1947 годов и однокопеечная монета 1912 года. По сообщениям местных жителей, обряд принесения даров камню существует издавна, но абсолютно достоверно он фиксируется только с конца XIX века, когда его поддерживали отцы и деды опрашиваемых. Смысл и назначение обряда пояснить информаторы не смогли, что может косвенно указывать на его значительную древность.

«Труворов» камень

   «Труворов» же камень находится на правом берегу реки Мста в месте впадения в неё реки Уверь. Данный памятник представляет собой гранито-гнейсовый валун 67 на 72 см, высота от уровня земли 42 см. На боку находится следообразная выемка (28 на 12 см, глубина 2,8 см) непонятного происхождения, в которой местная традиция видит след ноги Трувора. Согласно легенде, под камнем располагается могила Трувора, похоронен он по одним данным в золотом сундуке, по другим – в золотом гробу. Комплекс представлений, связанных с «Труворовым» камнем, идентичен представлениям, связанным с камнем «Рюриковым»: он тоже приплыл «встречь воды», вокруг него так же сбиваются с пути люди. Обряд поднесения камню подарков или монет, так же как и в случае с «Рюриковым», достоверно фиксируется с конца XIX в., но по косвенным данным – значительно древнее. Этот обряд по отношению к «Труворову» камню прекратился в начале 1990-х годов, а по отношению к «Рюрикову» камню – просуществовал, по крайней мере, до 1998 года. Такая схожесть сюжетов легенд и обрядов, связанных с данными памятниками, позволяет выдвинуть предположение о том, что в своё время эти камни являлись частью единого культового комплекса, и подтверждению этой гипотезы могло бы помочь археологическое изучение этих объектов.

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ КАМНИ ГОРОДА ТОРЖКА

   Обрядовые действия, связанные с различными камнями и валунами, хорошо известны по письменным и этнографическим источникам. С достаточно высокой степенью достоверности выявлены камни, которые местное население почитало, по крайней мере, с периода Древней Руси. Такие камни известны в Новгороде (камень святого Антония), на Плещеевом озере (Синий камень) и т.д. (Макаров Н. А. «Камень Антония Римлянина», Новгородский исторический сборник. Л., 1984. Вып. 2 (12)).
   Таким образом, мы можем говорить, что ученые довольно давно располагают сведениями об этой интересной группе археолого-этнографических памятников, называемых культовыми камнями. Но поскольку название «культовый» может относиться только к определенной группе камней со специфическими функциями, то в данном случае будет употребляться наименование «историко-культурные камни».
   Кстати, в дореволюционной историографии данные памятники относили исключительно к сфере археологии и называли археологическими предметами. Такой подход ярко иллюстрирует ответ Тверской ученой архивной комиссии своим саратовским коллегам. На их запрос об этнографических сведениях, было отписано, что Тверская комиссия исследований по этнографии не ведет. Однако, даже поверхностное изучение журналов ТУАК, а особенно труда Плетнева (Плетнев В. А. «Об остатках древности и старины в Тверской губернии», Тверь, 1903), свидетельствует о собранном богатом этнографическом материале, связанном с историко-культурными камнями.
   Приблизительно до конца 80-х гг. XX века археологи практически не занимались историко-культурными камнями, а этнографы – лишь от случая к случаю. В 1988 г. последовала защита ряда диссертаций на эту тему. Таким образом, проблема историко-культурных камней была окончательно признана официальной наукой. Теперь сводки историко-культурных камней составляют не краеведы-любители, а профессионалы-историки. Так А.А. Александровым сделана опись культовых камней Псковской земли (Александров А А. «О следах язычества на Псковщине», КСИА 1983. Вып. 175. С. 12––18). Для Новгородской земли аналогичную работу провел М.В. Шорин (Шорин М. В. «Вопросы классификации и датировки культовых камней», КСИА 1991. Вып. 205. С. 77––83), а для Тверской области А.В. Курбатов (Курбатов А. В. «Историко-культурные валуны Тверской области», Тверской археологический сборник. Тверь, 1998. С. 91––104), хотя, разумеется, ни одна из этих сводок не является полной и законченной.
   Предлагаемый материал по историко-культурным камням Торжка собирался в течение десяти лет и многократно уточнялся. В результате из 15 обнаруженных камней, было отобрано только 6, так как все эти камни имеют и сопутствующие легенды, и следы обработки человеком. Выводы о рукотворном воздействии на эти камни подтверждаются полученными в разное время консультациями трассологов, геологов и археологов, а сопутствующий легендарный материал собран этнографическими экспедициями отдела этнографии ВИЭМ и исторического факультета ТвГУ. Расположение камней подтверждает мнение других исследователей о тяготении памятников такого рода к рекам, ручьям и другим водоемам. Относительно большое количество историко-культурных камней, обнаруженных в Торжке, может настораживать, однако материалы этнографических экспедиций свидетельствуют, что почитаемые камни не такое уж редкое явление. Их, как правило, насчитывается по нескольку на каждый сельский округ, а если учесть тысячелетнюю историю Торжка, то наличие шести историко-культурных камней на территории города не покажется чрезмерным. Описание камней удобнее совместить с их классификацией. Она была разработана С.Н. Ильиным (Ильин С. Н. «Новый эпиграфический памятник XII в. в Верховьях Волги», КСИИМК, 1947, Т. 1. С. 179––181) и с небольшими вариациями используется всеми исследователями этой темы. В основу ее были положены особенности камней, нанесенные на них знаки, углубления, их характер, а также сопровождающий камни легендарный материал.
   Первая группа – камни-следовики. Они имеют ряд разновидностей: 1) выемки на камне в виде следов ноги человека в обуви, без нее или следообразные выемки с неразличимыми деталями рукотворного или естественного происхождения; 2) естественные или рукотворные выемки похожие на следы лап и копыт животных.
   Камень с выемкой в форме копыта (фото 1–3) находится в г. Торжке в середине улицы Луначарского, на левом берегу Иорданского ручья в его нижнем течении. Это большой валун ледникового происхождения, на одной из сторон четкий след копыта 3 на 4 см, материал выбран на глубину 2–2.5 см. На противоположной стороне две сходящиеся под углом прямые, которые образуют фигуру, напоминающую циркуль. На вершине камня большая выемка неправильной формы, приближающейся к овалу приблизительно 20 на 30 см, глубина 5–7 см с пробитым с одной стороны стоком. Такие камни часто считают культовыми. Такая трактовка вполне допустима, но, например, в Тверском и Новгородском Помостье, как было установлено этнографическими экспедициями ТвГУ, пастухи выбивали такие знаки не только как обереги, долженствующие уберечь скотину, но и как хозяйственно-бытовые знаки, отмечающие пастбища, водопои и прогоны для скота. С данным камнем связана легенда о пастухе и водяном, записанная от информаторов 1915–1919 гг. рождения. В настоящее время следов почитания камня нет.

     

  

Историко-культурные камни Торжка

   К третьей разновидности подобных памятников относятся камни с рукотворными и естественными выемками в виде кисти человеческой руки. Такой историко-культурный объект (фото 4) находится в г. Торжке на левом берегу Иорданского ручья рядом с устьем. Это сравнительно небольшой валун размерами приблизительно 50 на 30 см и 35–40 см высотой. На нем выбито изображение небольшой ладони, по-видимому, детской. Интересно отметить, что обычай выбивать на камне детские ладони в натуральную величину был зафиксирован в Помостье и Сандовском районе этнографическими экспедициями ТвГУ 1996–99 гг. Ладонь ребенка обводилась по контуру, а потом в его пределах выбирался на небольшую глубину весь материал, иногда, когда ребенок подрастал, операцию повторяли. Это делалось с целью поправить здоровье больного ребенка или как профилактическая мера для здорового. Происхождение этой традиции очевидно – это попытка «подзарядить» ребенка крепостью и долговечностью камня. След руки в данном случае выбит в похожей манере, но получившаяся выемка еще была подвергнута дополнительной шлифовке. По сообщениям информаторов 1922–25 гг. рождения родители, проходя мимо этого камня, просили их приложить к нему ладонь и попросить здоровья. В настоящее время следов почитания нет.
   Камни с выемками круглой, овальной или неправильной формы. Это, пожалуй, одна из самых больших групп памятников. Выемки могут быть очень разнообразными по глубине и размеру, а также по назначению. Возможно нахождение на одном валуне выемок различной формы и размера. Один из таких камней (фото 5) находится возле истока Иорданского ручья в месте, называемом Поклонница (с этой возвышенности открывался вид на городские церкви). Камень представляет собой большой валун ледникового происхождения 1.9 на 1.7 м, высота 1.3 м. На поверхности большая выемка 49 на 37 см, глубина 13–15 см, посередине разделена валиком. Поверхность выемки зашлифована. Народная традиция видит в данной выемке следы ягодиц присевшего отдохнуть богатыря или святого. Существовавшая традиция принесения даров камню, уходя или возвращаясь в город, прервалась в начале 60-х гг. XX века. В настоящее время следов почитания камня нет.
   Другой аналогичный памятник (фото 6, 7) расположен в г. Торжок на левом берегу реки Тверцы напротив деревянной Вознесенской церкви. До 1941 года бытовал связанный с этим камнем обычай: человек прикладывал к камню руку и просил сохранить его от утопления. В настоящее время следов почитания камня нет. Камень представляет собой большой валун 1.2 м на 90 см, 60 см высотой. На боковой поверхности камня располагаются две выемки рукотворного происхождения, одна – практически уничтожена, другая почти круглая диаметром около 10 см, глубиной 4 см. Ранее эти выемки находились на верхней части камня, но из-за строительства линии электропередач он был повален на бок и частично разрушен. В настоящее время следов почитания камня нет.
   Интересную группу памятников представляют камни с выбитыми крестами, кресты могут быть четырехконечными прямыми и косыми шестиконечными с наклонной нижней поперечной частью, восьмиконечными. Они могут располагаться на всех перечисленных выше типах валунов. Камень такого типа (фото 8) находится в г. Торжок в среднем течении ручья Здоровец, на правом берегу. Это большой валун 1.7 на 1.5 м, высотой 1.2 м. На одной из сторон выбит косой крест с двумя чертами под ним, справа выбита выемка, напоминающая по своим очертаниям наконечник копья. И крест, и наконечник копья имеют явное рукотворное происхождение. С камнем связана легенда о том, что он приплыл «встречь воды», и сам выбрал место, где ему встать. Камню приписывалось обладание целебной силой, традиция его почитания и принесения даров (на Георгия и на Троицу) прервалась в 50-е годы XX в. В настоящее время следов почитания нет, если не считать того, что кто-то регулярно обводит крест и линии под ним мелом.
   Камни-жертвенники – вариант культовых камней, имеющих кровостоки и использовавшихся для умерщвления. Это очень редкий тип памятника. Такой камень (фото 9) (60 на 50 см, высота 60 см) находился возле истока ручья Здоровец. На нем имелось чашевидное углубление размером 30 на 40 см, глубиной 5–7 см с канавками предположительно кровостоками (и выемка и канавки являются рукотворными) и поперечными им зарубками, которые оставленны режущим или рубящим орудием. Традиция почитания камня в виде принесения ему даров, по сообщениям информаторов, просуществовала до 70-х гг. XX века. Следовательно, можно сделать вывод о том, что когда-то этот валун выполнял культовые функции. В настоящее время он вывезен в неизвестном направлении.
   Введение в научный оборот такой интересной группы археолого-этнографических источников происходит медленно, но в настоящее время создались благоприятные условия для каталогизации историко-культурных камней и накоплению систематического материала, на основании которого впоследствии можно будет сделать некоторые обобщающие выводы. Также необходимо присвоение историко-культурным камням статуса охраняемых памятников, дабы воспрепятствовать их уничтожению.

Валерий Цыков

Полностью статьи номера вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

       

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
43%
Прямой сбор средств
15%
Поиск спонсора или грантодателя
38%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
4%
Всего голосов: 81