Бежецкий Верх. Историко-географический очерк

На существование особой области, тянувшей к Бежецку как к своему административному центру и носившей его имя, первые указания находим в двух старых документах: в уставе Ярослава о мощении Новгорода первой половины 11 века и Святославовом уставе 1137 года о епископской дани; в первом отмечена Бежецкая сотня, во втором — Бежецкий ряд.

К определению границ этой области документальных данных не сохранилось, но известно, что в древности деление земель происходило «по рубежам старым», с сохранением, по возможности, границ еще более древних, т.е. племенных.

Бежецк возник за естественной границей новгородских владений как колония в земле какого-то чуждого Новгороду племени. Была ли то югра, как думал Европеус, весь ли, как предполагали Покровский и Аспелин, или меря, утверждают Уваров и профессор Богданов, во всяком случае, племя это, живя здесь сравнительно долго, занимало определенную территорию. По профессору Богданову, оно заселяло северную часть нынешней Тверской губернии. Границы владений этого племени граф Уваров проводит между Зубцовом и Ржевом, между Тверью и Торжком, между Кашином и Бежецком. Возможно, что эта именно территория, по мере вытеснения отсюда инородческого племени или ославянения его со стороны Новгорода Великого, и составила ту область, которая потянула к Бежецку, как обычно тогда округа тянула к селению, с которого началась колонизация края.

При распределении Руси между сыновьями Ярослава эта колония осталась за Новгородом и вместе со смежной полосой исконной Новгородской земли, вставшей при образовании Бежецка в непосредственную связь с ним по экономическим условиям быта, составила одну из тех обширных пятин, на которые делилось всё громадное пространство новгородских владений. Правда, учреждение пятин относят к позднейшему времени и приписывают Иоанну III. Но принято полагать, что при этом учреждении имелось в виду уже ранее существовавшее разделение Новгородской земли на части. В отношении Бежецкой пятины это тем вероятнее, что ко времени учреждения пятин Иоанном III сам г. Бежецк отошел уже к Москве, и однако же пятине усвоено название Бежецкой. Очевидно, Бежецкая пятина — это что-то исстари сорганизовавшееся около Бежецка, о чем и у правительства, и в народе веками установилось настолько определенное представление, что отнять старое имя представлялось невозможным.

На западе Бежецкая область была смежною с Деревскою землею, на севере с Обонежскою, на востоке с землями Белозерскими и Тверскими и к югу — с Тверской же землей. Она занимала площадь около 40000 кв. верст и делилась на две половины: Белозерскую и Тверскую, — соответственно городам, к которым они были обращены. В отношении деления Новгородской земли на уезды Бежецкая волость входила в Новгородский уезд.

В одном дошедшем до нас старом новгородском документе, договорной грамоте новгородцев с великим князем Ярославом Ярославичем Тверским 1265 года, мы встречаем между прочим такие любопытные условия относительно Бежецка и бежечан: «А в Бежичах, князь, ни тебе, ни княгине, ни боярам, ни дворянам твоим сел не иметь, не покупать и не принимать в дар. Димитрий и Новгородцы дали Бежечанам и Обонежцам на три года право судиться собственным их судом; не нарушай сего временного устава и не посылай к ним судей. А из Бежич не выводи народа в свою землю. Княгиня, бояре и дворяне твои не должны брать людей в залог по долгам, ни купцов, ни земледельцев. Отведем сенные покосы для тебя и бояр твоих, но не требуй отнятых у нас князем Александром. Так бывало, князь, при отцах и дедах твоих и наших».

Так бывало при отцах и дедах. Так было исстари: Новгород исстари особенно дорожил своею бежецкой колонией. Причина — в тех ее особенностях и условиях, которые влекли сюда человека еще в доисторическую эпоху, насколько можно судить по сохранившимся следам стоянок каменного века. Край богат озерами и реками, покрыт был непроходимым лесом и всегда отличался тем плодородием почвы, которое в наше время создало ему характерное название «второй Украйны». Масса рыбы и пушного зверя, обилие дичи, роскошные сенные покосы и особенно богатство хлебом, в котором Новгород так всегда нуждался, делали бежецкую колонию новгородской житницей. Но это же самое обратило на нее завистливое внимание и соседних княжеств. При всяком почти раздоре у Новгорода с Тверью и Москвой, что бывало часто, враг прежде всего старался занять своими войсками «волости Бежецкие», или Бежецкий Верх, как стал называться край в последней четверти 13 века, со времени перенесения областного города от разоренных Бежич вверх по Мологе к крепости Городецко. В мирное время соседние князья делали попытки к мирному завоеванию колонии. Из приведенной грамоты новгородцев мы видим, что князья пытаются обзавестись здесь селами и людьми на себя, на княгиню, на бояр и на дворян своих и насадить здесь свое влияние через правительственных агентов, через посылку сюда своих судей. Новгород упорно боролся с этим. Он добился для бежечан права собственного суда и твердо говорил великому князю: не нарушай сего временного устава и не посылай к ним судей. Попытки оторвать от Новгорода тем или иным путем его выгодную колонию тянулись веками. Бежецкий Верх несколько раз переходил от Новгорода к соседним князьям и обратно, пока Иван Данилович Калита не сумел наконец сделать его смесным владением Новгорода с Москвой, посадив в нем наряду с новгородским тиуном своего московского. Миссией последнего, по всем вероятиям, было именно окончательное, бесповоротное подведение Бежецкого Верха под державную руку великого князя Московского. И мы видим, что московская власть с годами здесь крепнет. Внук Калиты Димитрий Донской борется из-за Бежецкого Верха с Тверью. Мало того, когда у этого князя происходит война с новгородцами, бежецкие рати идут за Димитрием против своего же господина — Великого Новгорода. Сын Донского Василий Димитриевич то правит Бежецким Верхом и имеет в нем своего наместника, то разоряет его и отдает новгородцам, то снова берет себе. Под 1393 годом Новгородская летопись отмечает: «И се князь великий на крестном целовании у Новгорода отнял Волок Ламский, Торжок, Вологду и Бежецкий Верх». Новгородцы перечили: «Когда великий князь изменою и насилием берет достояние святые Софии и Великого Новгорода, мы готовы умереть за правду и за нашего господина, за Великий Новгород». Двинув свои войска в великокняжескую область, они заставили Василия вернуть отнятые владения. Но Бежецкий Верх в конце концов всё же остался за ним. Из договорных грамот этого князя мы видим, между прочим, что некоторые владения в Бежецком Верху Василий Димитриевич отдает своему брату Константину и после смерти последнего оставляет их за собой. Преемники Василия распоряжаются Бежецким Верхом уже вполне самовластно: назначают его в удел разным князьям и вносят его, как бесспорное свое достояние, в свои духовные завещания. Иван Грозный берет его в опричнину. Федор Иванович отдает Бежецкий Верх в удел младшему своему брату — царевичу Угличскому Димитрию...

Иван Постников

Полностью статью вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

           

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 2 гостя.

Пользователи на сайте

  • igork

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
37%
Прямой сбор средств
16%
Поиск спонсора или грантодателя
42%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
5%
Всего голосов: 57