История переехавшего города

План г. Кологрив

   Город Кологрив – один из немногих городов, менявших свое географическое местоположение, но не название.
   В XVII веке Кологрив находился в древней Шишкилевской волости, писался пригородом в Галицком уезде, был центром Кологривской осады. В начале века в состав волости входили деревни Бураково, Черменино, Теренино, Холопово, Марчихино, Дьяконово, Паунино, Деньгино и другие. Всего 23 деревни и починка, в которых стояли 113 крестьянских дворов. К середине века их количество возросло до 203. Волость считалась наиболее заселенной по сравнению с окружающими ее волостями Галицкого уезда1. Кроме уже упомянутой Шишкилевской, Кологривской осаде принадлежали Илишевская, Коткишевская, Потрусовская и другие.
   На берегу реки Унжи была построена деревянная крепость, но уже в Дозорной книге 1616 г. отмечалось, что город Кологрив «древян ветх разволялся, а до реки до Унжи ни одной городни нет»2. Это значит, что деревянные стены крепости пришли в полную негодность.
   Внутри крепости стояла соборная церковь Михаила Архангела с папертью, а на посаде – деревянная церковь Макария Чудотворца. «А в церкви образы, и свечи, и книги, и ризы, и сосуды церковные, и все церковное строение, и колокола приходных людей…».
   В 1703 г. в приходе Архангельской церкви насчитывалось 105 дворов. Церковный причт, в состав которого входили три священника, владел участком пахотной земли, сенными покосами на 8 копен, лесом длиною в версту, а поперек – полверсты.
   Церковь преподобного Макария с приделом Николая Чудотворца находившаяся на посаде, была перестроена по благословенной грамоте преосвященного Стефана и освящена в 1711 г. при священнике Петре Савине3.
   В 1720 г. Архангельская церковь сгорела. Местные жители называли ее церковью во имя Афанасия Афонского – по приделу. На такое несоответствие им было указано Синодальным казенным приказом, из которого пришел ответ на челобитную старосты церкви крестьянина Данилы Лункова с товарищи. Челобитная была послана с просьбой разрешить освятить вновь построенную церковь. Благословенная грамота им была послана 26 октября 1723 г., но с оговоркой, что в приходных окладных книгах именуется «церковь Архангела Михаила, да в приделе Афонасия Афонского в Кологриве»4.
   В уже упомянутой Дозорной книге 1616 г. были отмечены нетяглые дворы, всего лишь два. В одном проживал пушкарь Микитка Иванов, в другом «розсыльщик Сенька Григорьев». Оба они состояли на государевой службе. Один следил за боеспособностью крепости, другой передавал распоряжения властей в волости, прилегающие к городу. Тягла, или налогов, они не платили. Еще на посаде стояли дворы церковные, которые занимали священник архангельской церкви Микита Невзоров и проскурница Варсава, да были устроены две «кельи нищих»5. Как видим, город Кологрив не отличался многочисленностью своего населения. Вероятно, проживал здесь небольшой гарнизон во главе с воеводой, но поскольку солдаты были людьми подневольными, и податей с них взять было нельзя, то они и не отмечались книгах, которые были призваны учитывать податное население. Прихожане приходили из окрестных близлежащих деревень. Конечно, это были крестьяне и, возможно, кое-кто из проживавших здесь мелких помещиков. Крупные землевладельцы вряд ли появлялись в своих столь отдаленных от столицы имениях.
   Спустя десять лет, в 1628 г. в переписной книге записаны «Галицкого пригородка в Кологриве пушкарские дети во дворе Пятунка да Ивашка Микитины дети Собакина, да рассыльщик Сенька Григорьев сын Сухоногов. Да в Кологриве ж владеет пушкарской землей архангельской поп Никита»6. Как видим, пушкаря сменили его дети, других перемен не произошло.
   Спустя еще лет двадцать, в 1648 г. не стало в городе никого. Это отмечено в Переписной книге. В ней записано: «В Окологриве городе и на посаде посадских тяглых людей и бобылей нет»7.
   18 декабря 1708 г. был издан указ Петра I «Об учреждении губерний и о расписании к ним городов»8, территория России была разделена на 8 губерний. Галич, Соль Галицкая, Унжа, Чухлома, Парфеньев, Судай, Кинешма и Кологрив, то есть города, входившие в состав Галицкого уезда, были отнесены к Архангелогородской губернии. Всего в ней насчитывалось 20 городов.
   Указом от 29 мая 1719 г. «Об устройстве губерний и об определении в оные правителей»9 количество губерний увеличилось до 11. Город Кологрив назван в составе Галицкой провинции Архангелогородской губернии. Понятие «провинция» появилось незадолго до этого.
   Вновь упоминается Кологрив в указе Екатерины II от 11 октября 1764 г.10
   Тогда императрица решила, что лучший способ борьбы с мздоимством – достойные оклады, выдаваемые государственным служащим от казны. Вот что написано в этом указе: «Изыскивая избавить наших верноподданных от притеснения и взятков безжалостных судей и канцелярских служителей, прошлого 1763 г. декабря 15 дня в изданных штатах положили не только в Главных Правительствах, но и во всех судебных местах, не минуя и городовых канцелярий, судьям и канцелярским служителям довольное жалованье, которое б они получая, не имели уже причины сверх того к богоненавистной корысти, и в случае на них о том прошений, не могли б извинять себя тем, что они, не получая жалованья, принужденно для своего пропитания в преступления входят... Того ради Мы, имея попечение обо всем вверенном Нам от Бога народе, чтоб, как подсудные не отягощались взятками, так и судящие принужденно не впадали в погрешении, заблагорассудили на будущее время могущий быть недостаток сего положенного на жалованье статским чинам сбора, чтоб оный всегда в свое время на раздачу был достаточен, предостеречь следующим учреждением: по штатам назначено ... в Архангелогородской губернии, той провинции городов 2. В провинциях: в Вологодской 1, в Устюжской 2, в Галицкой 6».
   Этим же указом объединялись, в целях экономии, Судайская и Кологривская воеводские канцелярии, но в каком городе следовало оставаться администрации, указано не было. Определить это должна было местная власть в Архангельске или Галиче.
   Трудно сказать была ли ликвидирована та или иная канцелярия, так как спустя несколько лет делопроизводство сохранялось как в Судае, так и в Кологриве.
   В марте 1778 г. Екатерина II издала указ, предписывающий Ярославскому генерал-губернатору А.П.Мельгунову объехать территорию, на которой предполагалось учредить Костромскую губернию (наместничество). Мельгунов должен был на месте освидетельствовать удобность примерно расписанных уездов и определить уездные города. Чиновник не замедлил выполнить предписание императрицы. Он объехал костромские земли, собрал сведения о населении, состоянии торговли, хлебопашестве и т.п., определил границы уездов.

1800 г. - Ведомость, учиненная в г. Кологриве о числе жителей, зданиях и др., ГАКО, ф. 133, оп. 1, д. 1308

   5 сентября 1778 г. последовал новый указ «Об учреждении Костромского наместничества»11:
   «Всемилостивейше повелеваем Нашему Действительному Тайному Советнику Ярославскому и Костромскому генерал-губернатору Мельгунову, по изданным от Нас в 7 день ноября прошлого 1775 г. учреждениям для управления губерний нашей империи исполнить равномерно и в Костромской губернии, составя сие новое Наместничество, по приложенному при сем расписанию, из двух Областей или Провинций, то есть: Костромской и Унженской, состоящих в 15 уездах, из коих к Костромской принадлежать будут 11, и именно: Костромский, Нерехтский, Луховский, Юрьевско-Повольский, Кинешемский, Плесовский, Кадыйский, Буйский, Галицкий, Чухломский и Соли-Галицкий; четыре же последние, яко то: Макарьевский на Унже, Ветлужский, Варнавинский и Кологривский составят область Унженскую.
   Вследствие чего, бывшие до сего пригородки Нерехту, Плес и Буй, також ведомства Коллегии экономии слободу Макарьевскую, что на Унже, и село, называемое Варнавина пустыня… переименовать городами, называя последние Макарьев на Унже и Варнавин, а для городов Ветлуги и Кологрива избрать селении генерал-губернатору по лучшей удобности…»
.
   В докладе Екатерине II Мельгунов писал: «Вашему Императорскому Величеству приемлю смелость всеподданнейше донести, что я, кончив теперь все распоряжения, какие следовало исполнить к приготовлению учреждаемого Костромского наместничества, с помощью божией начну производить открытие сей губернии с 4-го числа сего декабря месяца».
   Из указов Екатерины II не совсем понятно, почему для уездного города Кологрива следует приискать место – город неоднократно упоминался в документах, в том числе и в указах.
   Дело в том, что в первой трети XVIII века органы власти города Кологрива были перенесены в другой населенный пункт – село Кичино. В середине века из Галичской провинциальной канцелярии был направлен майор Панфилов с предписанием, установить местонахождение Кологрива. В своем донесении он писал: «Кологривская канцелярия на погосте Кичино построена первым воеводой Иваном Рогозиным в 1728 г. Для жительства построены там дома, а в Галичской канцелярии о всем этом не значится. Да на погосте Кичино построено строение для казенного кошту, питейный дом для продажи вина да подвал, где хранится поставочное вино, да для продажи соли амбар, а строил в Кичине воевода все самоуправством»12.
   Но, осмотрясь как следует, обнаружив в селе тюремную избу, питейный дом, соляной амбар, казенный винный завод, две церкви и, разумеется, воеводскую канцелярию, Панфилов пришел к выводу о том, что положение села Кичина выгоднее положения города Кологрива. В селе были построены четыре обывательских дома, три дома поповских, стояла воинская команда из 16 человек. Население, конечно, небольшое, но от села неподалеку располагались деревни, вблизи протекали реки Унжа да Кичинка, откуда бралась вода, кругом стояли леса, пригодные для нового строительства, «и к тому же большая проезжая дорога расчищена… Мне признается удобно все иметь в селе Кичине, нежели оное все строение перевозить в Кологрив, и для перевозки всего будет убыток казне».
   После обследования земель Костромского наместничества генерал-губернатор Мельгунов решил оставить административный центр Кологривского уезда в селе Кичине, переименовав его в город Кологрив.
   Спустя некоторое время, а именно в октябре 1790 г. из канцелярии генерал-губернатора Ивана Варфоламеевича Ламба кологривскому городничему пришло предписание составить топографическое описание о городе Кологриве. Городничий Петр Петрович Петров предписание выполнил и ответил на вопросы, стоящие в плане описания13.
   До учреждения села Кичина городом Кологривом представителем административной власти с 1769 г. здесь был воевода подпоручик Михаил Сухонин. Именно он свидетельствовал, что в селе Кичине, при вступлении его в должность, дома имели лишь приказные служители и солдаты штатной команды. Причем строились на «поповской земле». Но кто распорядился перевести воеводскую канцелярию из города Кологрива в село Кичино, он не знает – настолько это старая история14.
   О городничем Петре Петрове можно сказать, что в 1760-х гг. он служил воеводой в городе Парфеньеве, и перевод в уездный город являлся для него повышением. Городничий был женат, о детях сведений нет, возможно, они были к этому времени взрослыми и проживали отдельно. В доме проживали, кроме него самого и жены, 11 дворовых женщин и 8 мужчин, включая и детей. Сада возле дома не было, а в огороде росли лишь овощи: капуста, морковь, свекла, горох, бобы, репа, огурцы, тыквы, петрушка, пастернак, лук, чеснок. Были посажены также ягодные кусты: малина, смородина и хмель. Приблизительно то же выращивали на своих огородах и прочие уездные жители. Садов же с плодовыми деревьями в конце XVIII века в городе не было ни у кого. Хлеб – рожь, пшеница и овес – покупался у окрестных крестьян, приезжающих по воскресным дням на ярмарку в город15.
   Из описания, «по собранным сведениям и выправкам оказалось», что «при изображении земного глобуса по карте Европы город Кологрив значится под градусом широты 55-м, долготы – 65-м.» Расстояние от престольной Москвы составляет 534 версты, от Санкт-Петербурга – 968, наместнического города Костромы – 254, от Макарьева, что на Унже – 159, от Ветлуги – 206, Кадыя – 207, Чухломы – 235, Галича – 136 верст.
   Город расположен на левой (горной) стороне реки Унжи, окружен пахотными землями помещичьих крестьян и лесом.
   Город был поделен на две части. Первая – с приезду от реки Унжи. Здесь находились деревянные покои Кологривского уездного и нижнего земского судов, дворянской опеки. За ними располагались дворы обывательские и церкви.
   Вторая часть располагалась влево от присутсвенных мест за притоком Унжи речкой Кичинкой, которая разделяла обе части. А соединялись они довольно ветхим мостом.
   В правой части города помещались покои городничего и уездное казначейство, двор, где содержались колодники.

1853 г. - Фасад на постройку деревянного дома Д.Я. Свиньина в г. Кологрив, ГАКО, ф. 176, оп. 1, д. 763

   2 октября 1779 г., по сообщению городничего, из кологривского уездного суда пришло сообщение о присланном из костромского наместнического правления описания герба Кологрива, дарованного этому городу, наряду с другими уездными городами Ее Императорским Величеством Екатериной II. Герб разделен на два поля. В верхнем – корма галерная с тремя фонарями и с опущенными лестницами. В нижнем – лошадиная голова с крутой гривой на золотом фоне, означающая имя города.
   Далее в документе приведен рассказ городничего о начале нового города Кологрива. Он пишет, что 3 января 1779 г. из костромского наместнического правления пришло предписание председателя гражданской палаты Ивана Федоровича Нелидова о том, чтобы село Кичино, где расположена была кологривская воеводская канцелярия и воинская команда впредь именовать городом Кологривом. В бывом же городе (то есть в бывшем) проживают одни священнослужители. Когда воеводская канцелярия была переведена в село Кичино, и для чего это было сделано, сведений найти не удалось. Когда же построен старый Кологрив, и когда там была построена крепость, и какие люди в нем служили, в делах уездного суда сведений обнаружено не было.
   На вопрос, какие достопримечательности есть в городе, был дан ответ, что достопримечательных зданий монастырских, городского укрепления, казенных домов для житья властей, гостиных дворов, училищ, воспитательных домов, больниц, богаделен, фабрик и никаких заводов в городе нет.
   Имелись церкви – одна каменная Воскресения Христова с приделом Макария Желтоводского, другая – деревянная Преподобного Ануфрия Великого.

1 половина XIX века - Фасад на постройку дома купца Невзорова в г. Кологрив, ГАКО, ф. 176, оп.1, д. 763

   Для судебных мест уездного и нижнего земского суда служили две горницы, а между ними находилась горница дворянской опеки, но за ветхостью последней, дела исправлялись в помещении уездного суда. Городничество и казначейство также ютились в двух тесных горницах, там, где ранее помещалась воеводская канцелярия. Для хранения собираемой денежной казны на берегу речки Кичинки была сделана особая деревянная кладовая. Имелись четыре амбара соляного «магазеина», в которых хранилась привозимая соль, а между амбарами была устроена лавка, в которой эта соль продавалась мелочным весом. Привозимое в город вино хранилось в устроенном для этого подвале. Поскольку устроенная для продажи вина горница оказалась к этому времени весьма ветха, то вино продавали в собственных домах винных откупщиков.
   Имелись 2 ветхие конюшни штатной воинской команды. Причем лошадь стояла здесь лишь одна, а четыре находились в губернском городе Костроме.
   Кроме всего вышеперечисленного в городе было построено 64 обывательских двора.
   Кем же был населен город Кологрив в конце XVIII века? Проживали в нем: городничий кологривской округи, земский исправник, уездный казначей, уездный стряпчий, винный и соляной приставы, заседатель нижнего земского и дворянского суда заседатели, военнослужащие. Обывательское население составляли 2 купца и мещане, 16 церковников. Всего «мужеского полу людей» 138 человек, женского – 182, итого – 320 человек.
   Имена некоторых из них сохранились в документе 1791 г., который начинается так: «Города Кологрива жителем всем подписать, (…) сколько в коем дворе жителей ныне имеется, различа хозяев мужеска особо и женска особо, и у них дворовых или наемных людей потому ж мужеска и особо женска»16.
   Из церковнослужителей первым собственной рукой расписался священник церкви преподобного Ануфрия Великого иерей Василий Невзоров. Семья его была довольно большая, состояла из двенадцати человек. «При дворе сада и дерев нет, в огороде садится капуста, морковь, свекла… (то же, что у городничего – Л.К.). Сено косится на церковной земле, а более на наемных лугах или пустошах. А потребные, если когда случится, к строению лес, кологривской округи в деревнях. А иные всякие железные вещи в городе Галиче покупкою достаются».
   Из священников Воскресенской и Ануфриевской церквей сохранились имена диакона Фиофилакта Андреева, пономаря Ануфриевской церкви Никиты Семенова, иерея Иосифа Иванова.
   В собственных домах обитали служащие присутственных мест города Кологрива. Уездный стряпчий секунд-майор Николай Култашев, проживал с женой. В доме были дворовые мужчина и женщина. У регистратора Федора Куличкина в доме проживало 2 человека «мужеска полу и 3 женска».
   Канцелярист Иван Невзоров писал: «В доме моем находится мужеска две, женска две же. Итого четыре души».
   Регистратор Иван Матвеев имел жену и двух дочерей.
   В доме канцеляриста Николая Скрябина проживало 6 женщин, возможно, жена и пятеро дочерей.
   У копииста Степана Захарова семья состояла из 4 человек.
   В собственных домах жили регистраторы Мартын Зорин и Василий Куличкин с семьями.
   Присяжные Андрей Лапенков, Захар Дмитриев, Петр Шебанов, счетчик Антон Васильев, сторож Нефед Пряхин поживали с семьями в одном доме. Кроме них здесь же на постое стояли два солдата.
   Премьер-майор Петр Турчанинов имел деревни в Кологривском и Чухломском уездах, жил с женой – детей у них не было. Дворовая прислуга в доме менялась, иногда было 5 человек, а то больше или меньше.
   У подпоручика Иван Салькова кроме его небольшой семьи и дворовых людей проживал на постое брат – поручик Яков Сальков со своим крепостным.
   Поручик Иван Венедиктов был неженат, в доме работали три женщины, одна из них вольная.
   У солдатки Авдотьи Артемьевой был сын, да для лишней копейки сдавала комнаты постояльцам – канцелярским служителям, у одного из которых было семейство, состоявшее из трех душ женского пола.
   Солдат-барабанщик Козьма Кузнецов в семействе имел лишь жену.
   Известны имена городского мещанского старосты Ивана Прокофьева, «словестного судьи» мещанина Федора Прокофьева, купца Дмитрия Францова (в написании фамилии не совсем уверена, поскольку почерк читается с трудом – Л.К.), купца Силуяна Дубровина с женой и сыном, солдатки Федоры Петровой, копииста Ивана Гвоздева, протоколиста Ивана Шестакова, регистратора Гаврила Захарова, мещанина Ивана Иевлева, мещанина Ильи Козлова, регистратора Ефима Попова, регистратора Акинфия Попова.
   Прежний же город совсем запустел. Еще в 1767 г. комиссар Иван Васильевич Белов доносил: «В 1766 г. по силе данного мне из правительствующего Сената указу велено мне город Кологрив и городовые ключи принять от прежнего комиссара поручика Карченникова, а в сентябре 1766 г. приехал я не в город Кологрив, а в имеющееся в Кологривском уезде село Кичино… И там я сменил бывшего тогда воеводу секунд-майора Евдокима Ковердяева, и в ней дела, и денежную казну, и команду по расписному списку принял. А потом ездил для освидетельствования в город Кологрив. А в Кологриве оказалось только поповская вдова и питейный дом, и соляной амбар, и все находится в ветхости».
   После официального утверждения уездным городом села Кичина, «бывый» город Кологрив получил статус и название села Архангельского.

Примечания:

1Белоруков Д. Из истории Костромского края. Рукопись, 1988. – С.129 (хранится в Государственном архиве Костромской области)
2Там же. С.117
3Галичская десятина с пригороды Солигаличем, Судаем, Унжею, Кологривом, Парфеньевым и Чухломою 1628-1710 и 1722-1746, Кострома, 1895. С.359-360
4Там же. С. 237-238
5Белоруков Д., Указ.соч.
6Там же. С. 117
7Там же
8ПСЗ (Полное собрание законов Российской империи). Собр. 1. Т.IV.№ 2218
9ПСЗ.Собр. 1. Т.V. № 3380
10ПСЗ. Собр. 1. Т.XVI. № 12.259
11ПСЗ. Собр. 1. Т.ХХ. № 14.792
12Белоруков Д. Указ.соч. С.118, 132
13ГАКО (Государственный архив Костромской области). Ф. 44. Оп. 1. Д. 22
14ГАКО. Ф. 44. Оп. 1. Д. 22. Л.6
15ГАКО. Ф. 44.Оп. 1. Д. 22. Л. 7-15
16ГАКО. Ф. 44. Оп. 1. Д. 22. Л. 12-15 об.

Лариса Ковалёва

Полностью статьи номера вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

       

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
35%
Прямой сбор средств
15%
Поиск спонсора или грантодателя
44%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
6%
Всего голосов: 54