Операция «Цыганский Барон»

«Цыганский барон» — так немцы назвали свою самую крупную операцию по уничтожению Брянского партизанского края. Более 130 тысяч карателей почти две недели вели ожесточенные бои с защитниками Южного партизанского края. Но и в этот раз затея немцев по уничтожению брянских партизан закончилась провалом.

Анатолий Петрович Горшков — генерал-майор, первый заместитель начальника Орловского штаба партизанского движения, командующий оперативной группировкой партизан в западных и юго-западных районах Орловской области.

К 21 мая 1943 года, в результате начавшейся самой масштабной карательной экспедиции немцев, обстановка в партизанском крае резко осложнилась.

Противник, сконцентрировав крупные силы в районе Выгоничи, Навля, Суземка, Трубчевск повел активные наступательные действия против партизан как на севере, так и на юге. Создалась реальная угроза полного окружения партизанских бригад в лесах южнее Брянска.

Частые выезды руководящих работников Орловского штаба партизанского движения в этот период в Южный партизанский край диктовались в определенной степени слабостью руководства на местах. Весной 1943 года со мной неоднократно беседовали первый секретарь Орловского обкома партии, руководитель областного штаба партизанского движения А.П. Матвеев, секретари обкома Н.Г. Игнатов и Коваленко, предлагали взять на себя командование партизанскими бригадами и отрядами в тылу.

Но вопрос затягивался. Руководству области не хотелось подрывать самолюбие руководителя партизанского края Д.В. Емлютина. Однако обстановка резко менялась. Решение этого вопроса было ускорено в связи с полученной 24 мая 1943 г. из объединенного штаба партизанского края телеграммой с просьбой к командующему Центральным фронтом генералу армии К.К. Рокоссовскому начать наступление частей Красной Армии, чтобы снять блокаду партизанского края и дать возможность партизанам выйти за линию фронта. Однозначно Д.В. Емлютин утверждал, что если этого не сделать, то и партизаны края, и мирное население будут уничтожены карателями.

  • Емлютин Д.В. - командир южной группировки брянских партизан
    Емлютин Д.В. - командир южной группировки брянских партизан
  • Бондаренко А.Д. - комиссар группировки
    Бондаренко А.Д. - комиссар группировки
  • Гоголюк Д.К. - начальник штаба группировки
    Гоголюк Д.К. - начальник штаба группировки

В этот период на Большой земле находился на лечении комиссар объединенного штаба Герой Советского Союза А.Д. Бондаренко. Он уже выздоравливал и живо интересовался событиями в крае. Когда он узнал о моём назначении командующим южной группировкой партизан, незамедлительно согласился лететь вместе со мной в тыл.

Решение обкома партии о моём назначении поддержал и К.К. Рокоссовский. Он поставил задачу любой ценой приземлиться в Смелиже и принять меры по деблокированию партизан и края. В ночь на 25 мая мы с А.Д. Бондаренко вылетели в Смелиж. Аэродром уже обстреливался артиллерией и миномётами. Все попытки сесть в Смелиже оказались неудачными. Наступало утро и нам пришлось возвращаться назад. На обратном пути несколько раз попадали под огонь зенитных орудий немцев. И всё же мы приземлились на прифронтовом аэродроме. С наступлением ночи вновь полетели через линию фронта. Прилетев в Смелиж, застали ту же картину. Разрывы снарядов и мин вспыхивали на поле аэродрома. Но мы заметили, что вдоль кромки леса полоса не простреливалась и мы решили садиться. На узкой, не изрытой воронками полосе нам удалось благополучно приземлиться. Немцы открыли минометный огонь по аэродрому и самолёту. Но всё обошлось благополучно. Загрузив раненых, самолёт улетел обратно. В штабной землянке, куда мы пришли с Бондаренко, разместился госпиталь. Врачи и раненые просили нас перевести госпиталь вглубь леса. Нам с комиссаром пришлось немедленно вмешаться.

29 мая 292 пехотная дивизия немцев при поддержке «Юнкерсов» начала атаки против отрядов бригад «За власть Советов» и имени Фрунзе. К исходу дня немцы заняли Смелиж и подошли к опушке леса, где находился аэродром. Мы потеряли последнюю площадку, где могли принимать самолёты.

30 мая я собрал секретарей подпольных райкомов партии, командиров и комиссаров бригад. Ознакомил их с обстановкой в крае. Было принято решение, не ослабляя сопротивления врагу, направить бригаду им. Ворошилова под командованием подполковника Иллариона Гудзенко по тылам наступающих частей немцев.

Ночь с 30 на 31 мая в партизанском крае была очень тревожной. В ночном небе непрерывно гудели самолёты: наши сбрасывали партизанам боеприпасы и продовольствие, а немецкие бомбили бивуачные и сигнальные партизанские костры. Наряду с 20-тысячной армией партизан в лесу находилось до 25 тысяч гражданского населения.

С утра 31 мая бои начались по всему фронту. Весь день в лесу стоял гул боя. То в одном, то в другом месте разгоралась ожесточенная ружейно-пулемётная стрельба, гремели разрывы гранат и мин, слышались крики «Ура!». Командованию всё время приходилось маневрировать отрядами и бригадами. Особо ожесточенные и длительные бои разгорелись за землянки, где располагались редакция и типография газеты «Партизанская правда». Землянки, хорошо оборудованные, со своей линией окопов и траншей, располагались на возвышенном месте в сосновом лесу, окруженном болотами. В течение дня землянки пять раз переходили из рук в руки. В этом бою особенно отличились командир отряда «За власть Советов» Ф.И. Попов и комиссар отряда Дмитрий Свиридов, многие другие рядовые и командиры.

Каратели

Дальнейшее сокращение партизанского края (он достигал к тому времени около 15 км по длине и 8–10 км по ширине) могло привести к гибели партизан.

Учитывая сложившееся положение, командование Южной оперативной группировки партизанских бригад и отрядов приняло решение в ночь на 1 июня 1943 года прорвать линию обороны врага на стыке двух немецких дивизий в районе посёлка Пролетарский и вывести бригады в восточный массив лесов по типу веера. К тому же подходили к концу боеприпасы. Тяжёлое вооружение было в глухом лесу зарыто в землю, спрятано в болотах до лучших времён.

В нашем тылу — заболоченная местность и широкая р. Десна, тщательно охраняемая немцами и подразделениями полиции и власовцев. Но и спасение за Десной было призрачным. Небольшой массив Ромасухских лесов не мог стать спасением для тысяч партизан. Встал вопрос: как быть с тяжелоранеными. Их было около 150 человек. Как быть с местным населением? Оставить их в лесу было бы предательством. Решили — если прорываться и выходить из окружения, то всем вместе. Раненых решили спрятать на одном из глухих и труднодоступных островков в пойме реки Десна. Для их охраны выделили один партизанский отряд из бригады им. Сталина. Прорыв был назначен на четыре утра 1 июня. К двум часам ночи всем бригадам и населению было приказано сосредоточиться на противопожарной просеке шириной метров 100 северо-западнее посёлка Воловня. Специальные группы партизан жгли костры и вели огонь по противнику, чтобы ввести его в заблуждение. К 3 часам ночи эти группы должны были присоединиться к основным силам партизан.

Перед операцией совещание с командованием отрядов проводят командир и комиссар бригады «За власть Советов»

Прорыв совершать было поручено бригадам «За Родину» и им. Ворошилова. Их задача — создать брешь в обороне немцев, через которую должны были выйти все бригады. Прикрывать отход прорывающихся с тыла должна была бригада «За власть Советов».

С наступлением темноты все бригады незаметно оторвались от противника и заняли своё место на просеке. Место сосредоточения представляло незабываемое зрелище. Вся просека была забита на многие километры людьми, повозками, скотом, стариками, женщинами и детьми. Вся эта масса двигалась, уплотнялась и, наконец, застыла в ожидании прорыва. Это был людской поток, могучий и неудержимый, готовый прорваться через любое кольцо врага. И самое удивительное было то, что это был молчаливый поток. Не было слышно плача детей, даже скотина, чувствуя опасность, не подавала ни звука.

Партизаны ведут бой с карателями; май 1943 года, Южный партизанский край

Около 4 часов утра, когда чуть забрезжил рассвет, я дал команду начать прорыв. Батальоны бригады «За Родину» и им. Ворошилова, вооруженные пулеметами, автоматами и гранатами тихо двинулись вперёд и исчезли в утреннем тумане. Ударные группы этих бригад подползли вплотную к позициям немцев, сняли часовых и внезапно атаковали их. Спящие немцы почти не сопротивлялись. Партизаны захватили миномётную батарею, несколько танков. Партизаны всё сокрушали на своём пути, расчищая дорогу бросившейся в прорыв колонне. Скоро брешь была расширена до одного километра. Людской поток словно вода тек через линию прорыва, растворяясь в лесном массиве в тылу у немцев. Почти час двигался этот шестикилометровый людской поток под миномётным и пулемётным огнём опомнившегося противника. Во время прорыва пал от вражеской пули любимец партизан командир бригады «За Родину» Григорий Ткаченко.

Перейдя дорогу Красная Слобода–Мальцевка партизанские бригады, рассыпавшись веером, двинулись в те районы, где они вели бои неделю тому назад. В кровопролитных боях с карателями пали смертью храбрых также командир бригады им. Ворошилова №1 подполковник И.А. Гудзенко, командиры украинских отрядов Бойко и Гнибеда, чуть позже, поднимая своих бойцов в атаку, погибнут от вражеской пули командир отряда им. Руднева Денис Андросов и комиссар отряда Григорий Зюкин, командир артдивизиона старший лейтенант Понохин, отважная партизанка, командир расчета тяжелого пулемёта Татьяна Полоникова, на счету которой больше сотни истреблённых оккупантов.

  • И.А. Гудзенко
    И.А. Гудзенко
  • Т.Я. Полоникова
    Т.Я. Полоникова
  • А.И. Сержант
    А.И. Сержант

В ходе десятидневных боёв с карателями партизаны уничтожили более пяти тысяч оккупантов и их пособников-полицаев и власовцев. Партизаны уничтожили 23 танка и бронетранспортёра, 35 орудий и миномётов, до 60 пулемётов, более 50 автомашин и большое количество другого вооружения. Серьезные потери понесли в ходе ожесточенных оборонительных боев и партизаны — около полутора тысяч убитыми и без вести пропавшими, более двух тысяч было ранено.

Так закончилась самая крупная за всё существование партизанского движения на территории Орловской области боевая операция.

Партизаны ведут бой с карателями. Брянский лес, июнь 1943 года

Уже после разгрома немцев на Курской дуге 1 сентября 1943 г. партизанам отряда «Большевик» под командованием начальника штаба отряда Анатолия Ивановича Сержанта удалось разгромить на большаке Алтухово-Трубчевск немецкую штабную колонну группы особого назначения генерал-полковника Борнемана. Генерал был убит (по другим сведениям — тяжело ранен и выжил). В захваченных документах значилось, что только против южной оперативной группы в период карательной экспедиции было задействовано 36 немецких пехотных батальонов, численностью до 30 тыс. штыков, 102-я пехотная венгерская дивизия (до 10 тыс. чел.), пять батальонов предателя Каминского, полк «Десна», 47 танковый корпус немцев (6 дивизий), два артиллерийских дивизиона, часть сил 137 и 492 пехотных немецких дивизий.

Потерпев неудачу в ликвидации партизанского движения в брянских лесах, немцы решили создать такую систему блокады лесов, которая бы полностью исключала возможность со стороны партизан проведения операций и выходу их на оперативный простор. Для этого немцы на правом берегу реки Десна сохранили всю систему обороны, оставлены все части, которые были задействованы в ходе майской операции. Это отрезало возможность доставки продовольствия из Климовского, Стародубского, Погарского, Трубчевского и других районов. Подобным образом были укреплены и южные границы лесной зоны, примыкающие к Середина-Будскому и Севскому районам. Все села в глубине леса и по его границам были сожжены, а на их пепелищах расположились крупные гарнизоны, в блиндажах и землянках.

Партизаны края испытывали острую нужду в продовольствии. Суточный рацион их составлял до 150 граммов хлеба и 50–100 граммов мяса, в основном конины. Но и лошадей практически не осталось. Центральный Смелижский аэродром, способный принимать до 20 тяжёлых самолётов, оставался в руках врага.

Население и партизан мучил голод, ощущался острый недостаток боеприпасов, росло число больных от чрезмерного употребления грибов без соли и приварка. Но и в этих условиях партизаны не прекращали боевых действий с врагом ни на один день.

В районе п. Воловня оперативно, в течение 9 дней был построен новый аэродром. Для этого было спилено до пяти тысяч деревьев и выкорчеваны тысячи пней. При этом все работы нужно было вести скрытно от противника. Днем на поле аэродрома устанавливались сотни молодых сосен и елей, ночью их убирали. На новый аэродром начали прилетать, в том числе с посадкой, самолёты. Они увозили раненых, детей, стариков и женщин. На охрану аэродрома была выделена в полном составе бригада им. Кравцова. Каждую ночь на аэродром прилетали до 20 ЛИ-2 и 20–25 малых самолётов ПО-2 и У-2.

Всё это облегчило, но не решало полностью задачи. Ведь продовольствие и медикаменты приходилось делить с гражданским населением, снова перебравшимся в лес. Весь скот и лошади были съедены.

В этих условиях основные боевые операции партизаны перенесли на коммуникации врага, добывание разведанных, в т.ч. проведение «хлебных операций» в отдалённых полевых селах.

Немцы, взяв контроль над железной дорогой Москва-Киев, активно вели работы по её восстановлению. К концу июня 1943 года по ней началось интенсивное движение вражеских эшелонов к фронту. Штаб объединенных бригад поручил бригаде «За власть Советов» уничтожить мост через реку Нерусса. Для этого в бригаде была создана группа в количестве 500 наиболее боеспособных партизан во главе с комбригом Я.К. Киселёвым и около 100 человек из бригады им. Ворошилова. Часть партизан должна была сковать гарнизоны в п. Нерусса и ст. Нерусса, около 250 человек выделялось на захват моста. Подходы к мосту были опутаны колючей проволокой, минными заграждениями, на берегах у моста были построены блиндажи и ДЗОТы. Мост охраняло до роты немцев.

«Рельсовая война» партизан. Южный партизанский край, лето 1943 года.

Ворошиловцам было поручено перерезать железную дорогу севернее моста и взорвать пути, группе численностью до 150 чел из бригады «За власть Советов» — перерезать железную дорогу южнее моста и атаковать гарнизон в пос. Нерусса, сковав его силы.

К исходу дня отряды сосредоточились в трёх километрах западнее моста. Ввиду крайней усталости решено было дать людям отдохнуть и покушать, а операцию отложить на сутки.

К вечеру 28 июля под шум начавшегося дождя партизаны заняли исходные позиции и скрытно подобрались к мосту. Немцы ужинали, ничего не подозревая. По команде Я.К. Киселева партизаны проделывают противотанковыми гранатами проходы в проволочном заграждении, открыв мощный автоматно-пулемётный огонь по немцам. Ни один из оккупантов, находящихся на северном берегу, не остался в живых. Путь для подрыва был открыт. Минеры начали бегом подносить и укладывать тол на мосту. Завязался бой на южном берегу у моста. Там немцы оказали упорное сопротивление. Когда была уложена большая часть тола, от попадания разрывной пули один ящик взорвался. Около 10 минеров погибли. Немцы открыли по мосту кинжальный огонь из крупнокалиберного пулемета. Тогда лейтенант Сергей Авдеенков принял решение произвести взрыв уложенного на мосту тола. Подрывник с запалами, ползший к взрывчатке, был убит. Ранен в живот и сам Авдеенков. Но, собрав последние силы, он поднялся и бросил в груду ящиков с толом противотанковую гранату. Раздался мощный взрыв. Мост рухнул в воду. При взрыве погиб и сам Сергей Авдеенков. Ему было всего 22 года. Ценой своей жизни он выполнил боевую задачу — мост был взорван, хотя и не в таком масштабе как планировалось. Был сражен вражеской пулей и командир роты отряда «За власть Советов» Коршунов. Всего три месяца назад он организовал восстание во власовском батальоне и с группой в 38 человек перешёл к партизанам. Он хорошо зарекомендовал себя в боях с карателями и был назначен командиром роты.

Похоронив на лесной поляне 16 погибших товарищей, партизаны вернулись к месту своей стоянки.

Сергей Авдеенков

Более двух суток немцы восстанавливали разрушенный мост и пути.

Обстановка на фронте требовала от партизан нанесения постоянных ударов по железной дороге. Накануне Курского сражения враг постоянно маневрировал резервами. По железной дороге непрерывно шли немецкие эшелоны.

Партизанские диверсионные группы, а часто и целые партизанские отряды, выходили на операции по подрыву эшелонов и железнодорожного пути. Десятки поездов только в июле-августе были пущены под откос, несмотря на все усилия немецкого командования по охране железных дорог.

Почти два года партизаны удерживали огромный лесной плацдарм, нанося врагу ощутимые потери, добывая бесценные разведданные о передвижении немецких войск, их численности и вооружении. Партизаны Южного края внесли свой весомый вклад в победу под Курском и Орлом.

В сентябре 1943 года части Красной Армии стремительно прошли через брянский партизанский край, ускорив освобождение юго-западных районов Брянщины и северо-западных районов Украины.

Анатолий Горшков