«Заслуженный строитель» против Сергея Есенина: хроника конфликта

   В конце 2013 г., отмечавшегося в России как год музеев, губернатор Рязанской области Олег Ковалев упразднил Государственный музей-заповедник С.А. Есенина вместе с его зонами охраны. Постановление правительства Рязанской области № 478 было подписано им (он является одновременно и председателем правительства региона) 30 декабря, по-воровски, практически под звон новогодних курантов, когда добропорядочные россияне уже только и думали, что о новогоднем столе и докупали подарки родным и близким.
   Так почему же попал в немилость самый искренний и патриотичный поэт России?
   Как оказалось, Сергею Есенину суждено было родиться не «на асфальте», а в одном из живописнейших мест нашей Родины, в селе Константиново Рязанской области, на высоком берегу Оки, откуда открывается вид на бескрайние просторы заливных лугов и сосновое море мещёрских лесов.
   Именно на эти заповедные земли и пожелали наложить свои грязные руки рязанские чиновники и застройщики. Снимая охранные режимы с территорий, отнесенных к объекту культурного наследия федерального значения, они пожелали организовать массовую застройку родины Сергея Есенина, лишая, таким образом, бесчисленных поклонников его творчества возможности увидеть тот самый есенинский край, что породил великого поэта. Трехметровые заборы и шлагбаумы уже начали расти на есенинских тропах, преграждая путь простым смертным. Одним из самых кричащих нарушений явилась закладка элитного коттеджного поселка для чиновников на есенинском берегу Оки между с. Новоселки и д. Иванчино — в зоне охраняемого природного ландшафта, где капитальное строительство запрещено законодательством об охране объектов культурного наследия. Лучшие участки получили чиновники областного правительства и администрации г. Рязани. Таким образом, создавалось место компактного проживания для региональной элиты.
   Инициатором же создания подобного поселка «для своих» явился губернатор Рязанской области Олег Ковалев, заслуженный строитель РФ и опытный аппаратчик-единоросс, возглавлявший в Госдуме комитет по регламенту и знающий как правильно следует «цеплять на крючок» нужных людей. Именно распоряжением О.Ковалева № 196-р от 19 мая 2009 г., практически сразу после его прихода в регион губернатором, он переводит 74,4 гектара есенинского берега р. Оки в земли поселений с разрешенным использованием «жилищное строительство», тогда как именно на этой территории, в зоне охраняемого природного ландшафта музея-заповедника, строительство запрещено. Одним из тех, кто первым получил земельный надел в запланированном коттеджном поселке, стал прокурор Рязанской области Сергей Легостаев, который мгновенно прекратил замечать какие-либо нарушения в застройке есенинского края. Далее &mdash последовала творческая губернаторская работа по убеждению Рязанской областной Думы в необходимости включить в бюджетные целевые программы расходы на подведение к будущему поселку всей коммунальной инфраструктуры. Постоянный представитель губернатора в Рязанской областной Думе Мария Антонюк по результатам успешной работы получила свой малый клочок земли на престижном есенинском берегу.
   С 2010 по 2013 гг. за казенные деньги были оборудованы следующие блага для жителей элитного чиновничьего поселка:
   1. Строительство водозаборного узла (артезианская скважина глубиною 180 м)    и водопроводных сетей.
   2. Строительство лини электропередач ВЛ 10/0,4 кВ с установкой подстанций для электроснабжения.
   Пункты 1 и 2 — за деньги областной целевой программы «Модернизация жилищно-коммунального комплекса Рязанской области на 2007–2015 годы».
   3. Строительство газопровода к жилищной застройке на 400 домов — по программе «Развитие газификации Рязанской области в 2010–2014 годах».
   4. Строительство автодороги для жителей будущего коттеждного поселка, проложенной вдоль берега Оки, — по программе «Дорожное хозяйство Рязанской области на 2010–15 гг.».
   Министр транспорта и дорожного хозяйства области Шаукат Ахметов, причастный к строительству этой магистрали, также обрёл земельный надел и даже пошел на повышение в зампреды областного правительства.
   Не обделённым оказался и министр строительного комплекса Рязанской области Владимир Трушкин, оформивший участок на свою верную супругу — ему ль не знать, где строить можно, а где нельзя?
   По каким-то весомым причинам рязанские комбинаторы завлекли в этот поселок и персон федерального уровня. Например, заместителя директора Федеральной службы исполнения наказаний Николая Колесника (ранее с 2007 по 2012 гг. — помощник Генерального прокурора Российской Федерации по особым поручениям), а также служившего на тот момент Управделами Президента РФ Владимира Кожина; участки были оформлены на его супругу).
   Появилась в есенинских заповедных просторах и некая швейцарская фирма «Стар Бридж», зарегистрированная в г. Монтрё, завладевшая двенадцатью гектарами лучших земель на территории чиновничьего поселка. На её российский след указывает тот факт, что отчетность общества, согласно торгового реестра швейцарского кантона Во, подписывал некто Сергей Иващенко.
   Всё, вроде бы, шло как по маслу — только мешали проклятые охранные режимы музея-заповедника.
   Этим, вероятно, и объясняется нелюбовь заслуженного строителя Ковалева к есенинскому заповеднику и причина появления постановления по его упразднению.
   Однако, только Рязань «косопузая» не приняла от губернатора-вряга такого новогоднего подарка и взялась «за топоры».
   Последовали уличные акции, обращения граждан в федеральные органы власти, сбор подписей в защиту есенинских просторов от застройки (собрано свыше 70 тыс. подписей), было сделано консолидированное обращение семи партий (региональных отделений) к губернатору с требованием о восстановлении музея-заповедника. Писатель Захар Прилепин пообещал даже сжечь незаконно построенные коттеджи на есенинском берегу, если власть не восстановит порядок.

Акция в день гибели С. Есенина 28 декабря 2013 г.

   Рязанский эколог и градозащитник Андрей Петруцкий подал судебный иск к правительству области об отмене незаконного постановления и именно с даты его издания (с 30.12.2013 г.).
   Заслуженный строитель Ковалев уже в ходе судебного процесса всё-таки отменяет своё постановление и восстанавливает музей-заповедник, но вот только с 7 февраля 2014 г., тем самым, оставив месячный отрезок правового вакуума, позволяющий выдавать разрешения на строительство, ранее недопустимые из-за действия охранных режимов.
   Как оказалось в дальнейшем, действительно, в этот временной отрезок, намеренно созданный Ковалевым, были подписаны генеральные планы четырех сельских поселений Рыбновского района Рязанской области, где и расположен музей-заповедник С. Есенина. Согласно этим документам массовому переводу в земли поселений подверглись территории, расположенные в зоне охраняемого природного ландшафта музея-заповедника. Также был изменен разрешенный вид использования земельных участков с сельскохозяйственного производства на жилищное строительство.
   Также выяснилось, что именно в этот временной интервал отсутствия охранных режимов выдавались разрешения на строительство в зоне охраняемого природного ландшафта, и именно для VIP-персон и особо заслуженных людей. Так, например, разрешение на строительство получил сын (уже бывшего) рязанского мэра Виталия Артемова и заместитель начальника областного УМВД Владимир Сурин, а также некая дама с фамилией Лазнова — такой же, как и у руководителя управления ФСБ по Рязанской области. Выявлен также случай, когда в этот выпавший из-под охраны месяц было выдано разрешение на строительство объекта, возведенного уже несколько лет назад на есенинском берегу. Этот «узаконенный» дом расположен на участке, ранее принадлежащем супруге рязанского сенатора Игоря Морозова, а позже — переоформленном на некую московскую пенсионерку по фамилии Рожкова.
   Супруга же областного прокурора Сергея Легостаева, с чьего поместья и начинался этот чиновничий коттеджный поселок, «благоразумно» получила разрешение на строительство ещё в 2010 году. Однако, всего лишь на строительство дома в 40 кв. м, из которых жилой площади — лишь 35 м. Довольно скромная семья! В реальной жизни оказалось, что общая площадь строений на прокурорском участке — в десять раз и даже более превышает ту площадь, что указана в полученном разрешении. Небольшая ремарка: строить там вообще — запрещено.
   После того, как главный редактор рязанского бюро «Новой газеты» Алексей Фролов на форуме независимых СМИ в Санкт-Петербурге в апреле 2014 г. озвучил Владимиру Путину историю о незаконной застройке родины С. Есенина, последовал вызов рязанского губернатора Ковалева на ковер в Кремль и публичная «порка» под объективами телекамер федеральных каналов.
   Губернатор получил наказ исправить ситуацию.
   С того самого момента простым гражданам заблокировали выдачу разрешений даже на реконструкцию имевшихся построек —  по всей территории, относящейся к музею-заповеднику, даже там, где никогда не было никаких ограничений. Ответственные лица, ранее массово выписывавшие разрешения на строительство в нарушение закона, сегодня в общении с возмущенными гражданами просят «благодарить» за всё хорошее защитников есенинского края и пропутинский Народный фронт, позволивший довести до президента РФ суть проблемы. Теперь в Рязанской области чиновники явно нагнетают недовольство местного населения, настраивая людей против самого понятия «музей-заповедник Есенина», чтобы в дальнейшем обосновать отмену любых охранных режимов ущемлением прав граждан.
   Между тем, уже в 2014 г., в разгар скандала с незаконной застройкой, началось строительство объектов инфраструктуры ещё одного компактного коттеджного поселка в районе д. Ивашково (газ, электричество, вода) — также в зоне охраняемого природного ландшафта.
   После наказа Президента заслуженному строителю Ковалеву О.И. Министерство культуры и туризма Рязанской области — уполномоченный госорган по охране памятников — принялось имитировать активную деятельность — но очень выборочно. В отношении выше указанных персон (собственников земельных участков и уже построенной недвижимости), разумеется, судебных исков по отзыву разрешений на строительство и сносе незаконных построек не последовало.
   Да и в отношении исковых заявлений, которые все-таки были поданы, можно констатировать неудовлетворительный результат: из 42 исков, инициированных Министерством культуры Рязанской области, 36 министерством проиграно, большая часть которых — по формальному признаку: просрочен срок подачи искового заявления. Это очень сильно походит на саботаж и скрытое лоббирование интересов застройщиков.
   В результате выездной проверки со стороны федерального Министерства культуры, проведенной под давлением Администрации Президента, были выявлены массовые нарушения в сфере охраны объектов культурного наследия на территории Рязанской области. Но почему-то ни один человек из регионального Минкультуры так и не был уволен. Общественности не были также представлены виновные лица, чьи действия или бездействие стали причиной грубого попрания законодательства Российской Федерации.
   Рязанский орган охраны памятников — Министерство культуры — принялся повторять как мантру словосочетание «достопримечательное место», которое должно будет заменить Государственный музей-заповедник С.А. Есенина с его зонами охраны. Изучив подробно подобные случаи в стране с внедрением достопримечательных мест там, где уже существуют зоны охраны, градозащитники забили тревогу. Оказалось, что достопримечательное место выступает ширмой для отмены ранее существовавших охранных режимов (прецеденты: Архангельское и Радонеж). Достместо есть — а охранных режимов нет, или они минимизированы! Дырка от бублика! Открывается полная свобода для застройки, ранее запрещенной.
   Опасения культурной общественности подтверждаются и тем, как был проведен конкурс на разработку этого достопримечательного места «Есенинская Русь». Одновременно и Москва (Министерство культуры РФ), и Рязань (Министерство имущественных и земельных отношений Рязанской области) объявили 2 конкурса на разработку проектной документации на один и тот же объект культурного наследия федерального значения.
   Почему-то Рязань успела подвести итоги первой (на сайте Госзакупок информация о конкурсе успела повисеть всего лишь с 20 июня по 16 июля 2014г.). Уважаемые проектные организации, специализирующиеся на охране памятников, были сориентированы Министерством культуры РФ на федеральный конкурс и подали заявки на участие именно в этом конкурсе. Однако, федеральное Минкультуры отменило свой конкурс, якобы опасаясь двойной растраты бюджетных средств на один и тот же объект, тем самым «нейтрализовав» принципиальных игроков в сфере проектирования зон охраны федеральных памятников.
   А в Рязанском конкурсе приняла участие лишь одна единственная фирма, и без зазрения совести была признана победителем. Эта фирма — ООО «Градостроительная мастерская» из г. Иваново — уже успела отметиться на родине Есенина, сократив колоссальным образом разработанные ранее зоны охраны двух объектов федерального значения, расположенных в границах есенинских территорий. Переделывая проекты столичного института советской закалки «Спецпроектреставрация», более 30 лет потратившего на работу в есенинском крае, проекты ранее согласованные Министерством культуры РФ и отклоненные губернатором Ковалевым, ивановский проектировщик сократил зоны охраны «Богословского монастыря» в 16 раз, а «Усадьба Никитинских» в 75 раз!
   Молодцы! Снова рады стараться для земли Рязанской, да и для всей страны!
   Опасения общественности относительно нового проекта достопримечательного места «Есенинская Русь» подтверждаются и тем фактом, что утвержденное техническое задание на проектирование предписывает опираться на «существующее землепользование». А это существующее пока ещё в большей мере на бумаге «землепользование» было создано с нарушением действующих зон охраны музея-заповедника. Создано оно незаконными распоряжениями региональных органов власти о переводе земель и изменении их функционального назначения, создано принятыми генеральными планами сельских поселений в период «коррупционного окна», создано, в том числе, выданными разрешениями на строительство для высокопоставленных персон.
   Получается, что достопримечательное место должно узаконить уже допущенные нарушения в застройке и открыть новые просторы для девелоперов-застройщиков, замахнувшихся на имя Сергея Есенина.

   

Рекламные щиты близ места будущей застройки

   Вопиющим фактом является и манипуляция заслуженного строителя Ковалева с передачей земель в зоне охраняемого природного ландшафта многодетным семьям, анонсированная им на одном из заседаний областного правительства. Якобы часть чиновников отказалась от своих участков, и губернатор дарует эти земли под строительство для многодетных семей. А таинственная швейцарская фирма «Стар Бридж» передает земли в пользу РПЦ под постройку храма и организацию площадки для религиозных праздников. Да только вот действующее законодательство запрещает строительство в зонах охраняемого природного ландшафта для всех: и для многодетных семей, и для православной церкви — закон в светском государстве должен быть един без исключений.
   По этому поводу министр культуры и туризма Рязанской области Виталий Попов в интервью корреспонденту «Ведомостей» заявил, что, действительно, земли передаются многодетным семьям, но строить там можно будет лишь после принятия проекта достопримечательного места. Проще говоря, это значит, что разрабатываемое достместо предполагает снятие всех ограничений на застройку в границах ранее охраняемого природного ландшафта! Комбинаторы Рязанского правительства, отдавая многодетным семьям и РПЦ всего лишь 75 гектаров, тем самым, хотят разрешить застройку охраняемого природного ландшафта на площади порядка 37 тыс. гектаров.
   Разумным решением со стороны Российского государства должно стать сохранение для будущих поколений уникального литературно-мемориального и природного комплекса. А для начала — удовлетворение иска рязанского градозащитника Андрея Петруцкого об отмене «коррупционного окна» сроком в один месяц и аннулирование всех документов, нарушающих целостность музея-заповедника. Рязанский областной суд, встроенный в коррумпированную вертикаль региональной власти, во всех инстанциях отказал общественнику с его иском, несмотря на стопроцентно бесспорные аргументы с его стороны. Федеральное Минкультуры, неоднократно уведомляемое о значимом процессе, суд проигнорировало.
   К сожалению, федеральный министр культуры Владимир Мединский, на словах источающий патриотическую риторику, на деле 5 ноября 2014г. года приехал лично поддержать зарвавшегося губернатора Ковалева, выбрав «притянутый за уши» повод — открытие сельского ДК в Сараевском районе Рязанской области. Кстати, на родине своего зама Григория Ивлиева, статс-секретаря Минкультуры РФ, который в свою думскую бытность выступил научным руководителем в написании диссертации будущего губернатора Ковалева, обвиняемого сегодня в плагиате. В то время, когда Владимир Мединский говорит высокопарные слова о родине С. Есенина как месте мирового притяжения туристов, музей-заповедник превращается в территорию перспективной коттеджной застройки. Визит федерального министра совпал по времени с приездом съемочной группы телеканала «Россия-1», пожелавшей зафиксировать чиновничью недвижимость. Однако, в ходе съемок усадьбы областного прокурора С. Легостаева телевизионщикам поступил звонок от московского продюсера, который отменил все съемки, приказав в срочном порядке возвращаться в Москву. Характер, с какой легкостью удается интересантам манипулировать уже и четвертой ветвью власти, вызывает серьезное беспокойство за судьбу есенинского музея-заповедника.
   Проект достопримечательного места «Есенинсая Русь» согласно договору с разработчиком должен быть завершен 25 июня 2015 г. Для общественного контроля за процессом разработки этого документа, согласно поручению Президента РФ, была создана специальная рабочая группа. Однако, до настоящего времени от членов общества охраны памятников, входящих в эту самую рабочую группу, скрывают разработанные охранные режимы. Общественности, видимо, ни к чему знать, как региональные власти планируют распоряжаться родиной Сергея Есенина и какие «ценные указания» отдаются подконтрольному проектировщику.
   История с разработкой достопримечательного места «Есенинская Русь» заслуживает отдельной главы в этом детективе («детективе» — потому что есть преступники и некие общественники, расследующие преступление).
   После того как был определен победитель конкурса на разработку проекта достместа рязанские защитники родины С. Есенина решили выйти на контакт с директором этой организации и сообщить, что вопрос стоит на контроле Администрации Президента и ОНФ также мониторит происходящее. Чтобы помочь проектировщику, рязанцы проехали вместе с сотрудниками ООО «Градостроительная мастерская» по самым живописным уголкам есенинской Руси, сделали акцент на те территории, которые должны быть обязательно под охраной, предоставили проектировщикам обоснование для охраны тех или иных сел и ландшафтов, приведя документальные архивные сведения о связи каждого объекта с именем Есенина.
   Проектировщики повосхищались природными ландшафтами, пофотографировали, сделали пометки и ушли трудиться. Дальше последовали закрытые показы материалов проекта, куда посторонних не допускали. В Москву рязанское Минкультуры рапортовало, что проект готов и отправило материалы на одобрение в Научно-методический совет при Минкультуры РФ.
   Научное сообщество пригласило на обсуждение проекта рязанцев, членов общества охраны памятников. И каково же было их изумление, когда они увидели графическую схему, на которой охраняемая территория так называемого достопримечательного места «Есенинская Русь» сокращалась в 2,5 раза: с 37,8 тыс. га до 14,5 тыс. га. При этом из-под охраны выводился практически весь живописный берег реки Оки, начиная от д. Иванчино и до д. Бортное. Это было варварство. Проект был назван «ангажированным» и выполненным в интересах застройщиков. Пристыженные проектировщики не могли найти себе места. А рязанцы взяли слово на методсовете и подробно раскладывали по полочкам: почему конкретный кусок ландшафта в предложенном проекте выводится из-под охраны. Здесь, например, рядом с селом Вакино, в сети Интернет уже запущена реклама элитного коттеджного поселка, а здесь — совсем недавно сделан перевод земли с изменением разрешенного вида использования с «сельскохозяйственного производства» на «жилищное строительство». А здесь, между д. Иванчино и с. Новоселки уже появляются первые дома в элитном коттеджном поселке.
   В результате пристыженные ивановцы пошли переделывать проект. Нужно абсолютно четко понимать, что никакие научные или исторические выкладки при назначении границ охраняемой территории ими не двигали, а двигали конкретные указания от замминистра культуры и туризма Рязанской области Гончаровой Натальи Юрьевны, поставленной группой интересантов руководить в министерстве этим проектом с одной целью: легализовать массовую застройку есенинских просторов.
   Важно рассказать, что девелоперский проект по застройке родины Сергея Есенина вызревал долго. Уже в 2008 г. новоявленный губернатор Олег Ковалев делает первый шаг против заповедных территорий. В декабре 2008 г. заслуженный строитель Ковалев своим постановлением отстраняет руководство музея от согласования вопросов по изменению разрешенных видов использования земель и по выдачам разрешений на строительство в зонах охраны музея-заповедника. А в 2009 г. своим распоряжением №196-р Ковалев переводит под застройку 84,4 га территории в зоне охраняемого природного ландшафта музея-заповедника. В начале 2010 г., после выступления на центральном телевидении против незаконной застройки охраняемых территорий директора музея Елены Астаховой, ее смещают с должности. Далее за бюджетные деньги подводят все коммуникации к будущему коттеджному поселку для чиновников между д. Иванчино и с. Новоселки: дорогу (104 млн. руб.), газ, электроснабжение, делается артезианская скважина глубиной 180 метров, водонапорная башня и система водоснабжения. В 2013–2014 гг. принимаются генеральные планы сельских поселений с массовым расширением границ населенных пунктов и переводами земель под застройку (все территории входят в зону охраняемого природного ландшафта).
   У зон охраны музея-заповедника существовало 2 вида защиты от застройки.
   1. Статус земель сельскохозяйственного назначения, где нельзя строить, а предписывается сажать, сеять, пасти животных.
   2. Статус зон охраны объекта культурного наследия федерального значения, где строительство запрещено или ограничено (но оно может быть разрешено с одобрения органа охраны памятников).
   До конца 2013 г. региональная власть делала все, чтобы снять первое ограничение, т.е. меняла статус земель сельскохозяйственного назначения на други категории, где строительство позволительно.
   Оставался последний барьер, мешающий полномасштабной застройке живописнейших есенинских просторов — проклятый статус охраняемой территории.
   И вот губернатор Ковалев решил пойти на последний шаг: 13 декабря 2013 г. он упраздняет Государственный музей-заповедник С.А. Есенина со всеми его зонами охраны.
   Но тут общественность бьет наглецу по рукам, да еще и пристыжает пред президентом. Как быть, как красиво выйти из воды сухим? Конечно — достопримечательное место! Достместо, которое подменит этот проклятый заповедник. Эврика! А то слово еще какое выдумали: «заповедовать» кому-то что-то через столетие… Деньги лежат под ногами — нужно их хапнуть незамедлительно.
   Благо инструмент достместа уже опробован и работает. И в Минкультуры РФ мы заход правильный найдем, недаром с г-ном Мединским мы в Госдуме вместе от Единой России бок о бок терлись, да еще и в Генсовете правящей партии состояли.
   Но тут какие-то бессеребренники (будем звать их «национал-предатели») охаяли чудесный проект нашего достместа. Как быть? первая лобовая попытка просто вывести из-под охраны площадки под застройку не прошла (теперь внимание стало еще пристальней). А что если вместо сокращения территории с 37,8 тыс. га до 14 тыс. (первая версия) нам раздуть это чертово достместо до 45 тыс. га? Добавить туда всю подтопляемую пойму Оки (все равно строить нельзя) и приплюсовать еще несколько соседних населенных пунктов, динамично развивающихся с большим количеством населения? И во всю мочь кричать, что ваше достместо уже половину Рязанской области занимает; что ж теперь — над ним и мухе не пролететь? и бабушке сарай не построить? То есть, раздуваем границы, но при этом размываем по максимуму режимы охраны.
   Да, еще нужно не забыть: прирезая подтопляемую территорию, для особо приближенных товарищей вывести из-под охраны порядка 1000 га в западной части Рыбновского района (уж больно шибко товарищи просят, при этом поддавливают на больные мозоли).
   Сказано — сделано! Рапортуем смело Москве и всему миру, что теперь достместо «Еенинская Русь будет составлять не 37 тыс. га — а целых 45!
   Никто этого не просил…

Застройка берега Оки

   Приглядевшись повнимательнее (а документы попали в руки рязанским экспертам из общества охраны памятников только 23 сентября 2015 г. на очередном заседании методсовета при Минкультуры РФ в Москве), градозащитники обнаружили, что вторая версия проекта содержит одну лишь внешнюю границу, в которую были включены и лагерь военно-десантных войск в Сельцах и земли, развивающиеся уже традиционно как коттеджное строительство в Агропустыни на другой стороне Оки, и давно застроенное село Заборье, мало чем связанное с именем Есенина. Однако, в проекте не указано, что же именно нужно охранять, нет так называемых координат поворотных точек, детерминирующих этот предмет охраны. Этот предмет охраны описан только на словах — а, значит, его нельзя поставить на учет в Россреестр, значит и нельзя подать в суд на нарушителей, уничтожающих это предмет охраны. Таковы сегодняшние реалии и утвержденные правила охраны памятников.
   Мало того — градозащитники обнаружили на карте этого нового достместа отображенной новую жилую застройку в зонах охраняемого природного ландшафта —там, где в натуре еще чистое поле проектировщик рисует коттеджный поселок, как уже существующий. Это все — в томе 2 (так называемое видение проектировщика на будущее есенинских просторов). Это произошло 23 сентября 2015 г., совсем рядом с местом предстоящего празднования 120-летия великого русского поэта Сергея Есенина.

Карта нового «достопримечательного места»

   А 24 сентября Минюст РФ утвердил приказ министерства культуры РФ о включении достопримечательного места «Есенинская Русь» в реестр федеральных объектов культурного наслелия (именно с этими границами, что были представлены на методсовете в Москве).
   Так торопились к юбилею поэта, что даже не стали дожидаться положительного отзыва и протокола специально утвержденного самим министерством Научно-методического совета при Минкультуры РФ. Направили пакет документов в методсовет с сопроводительным письмом и просьбой пригласить рязанскую общественность для обсуждения… Положительного отзыва методсовета так и не последовало. Зато последовали многочисленные обращения в Генпрокуратуру, Минюст РФ и Администраию Президента с требованием отменить приказ Министерства культуры РФ, как выпущенный с нарушениями (был выявлен факт подлога документов историко-культурной экспертизы проекта).
   Но ставки слишком высоки: после письменного указания Президента от 22.09.2014 г. № Пр-2264, которое сделано в отношении губернатора Рязанской области Ковалева, а теперь и министра культуры Мединского, факт того что не только губернатор, но и министр Правительства РФ саботирует указание президента, продолжая обслуживать интересы региональных элит, может привести к непредсказуемым последствиям. А тут еще эти проклятые градозащитники вытаскивают из недавнего прошлого аналогичные случаи по стране с достместами (использованными для снятия существовавших советских режимов охраны с последующей застройкой территорий), обвиняют Минкультуры РФ в коррупции и уничтожении культурного наследия страны.
   …Но вот наступил этот торжественный день: 3 октября 2015 года. Более 10 тысяч человек со всей страны и из ближнего зарубежья приехали в село Константиново Рыбновского района Рязанской области, в том числе и Заслуженный архитектор России Валентин Гаврилов, 40 лет своей жизни посвятивший музею Есенина, а впоследствии — и Государственному музею-заповеднику. Вот как он описывает произошедшее в этот день.
   Перед нами — оригинал его объяснения, предоставленный адвокатами Гаврилова в Рязанский межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Рязанской области.

   «03.10.2015 года около 09 часов 30 минут по приглашению министерства культуры и туризма Рязанской области я приехал в село Константиново Рыбновского района Рязанской области для участия в празднике, организованном Правительством Рязанской области посвященном 120-летию С.А. Есенина.
   Организатором публичного мероприятия Всероссийского праздника поэзии, посвященного 120-летию С. Есенина «Звени, звени златая Русь!» является Правительство Рязанской области.
   В официальном печатном органе Правительства Рязанской области газете «Рязанские ведомости» № 183 (4977) от 02.10.2015 г. на стр. 5 размещен план Всероссийского праздника поэзии, посвященного 120-летию С.Есенина «Звени, звени златая Русь!».
   Согласно этому плану, с 10:00 на центральной площади установлен свободный микрофон «Мой Есенин». Этот формат позволяет всем желающим выступить, выразить поздравления и пожелания. Я предполагал прочитать стихи С. Есенина и поздравить всех присутствующих со 120-летием Великого русского поэта, а также продемонстрировать своим коллегам чертежи Генерального плана музеефикации Государственного музея-заповедника С.А. Есенина, утвержденного всеми инстанциями. Данный проект является интеллектуальной собственностью ООО «ТАМ Гаврилова В.А.». Таким образом, я не предполагал, что мои действия могут быть квалифицированы как административное правонарушение.
   В г. Рязани меня встретил Кочетков И.И. и на своем автомобиле привез на праздник.
   Приехав в с. Константиново, мы прошли мимо дома родителей поэта, рядом с которым незаконно продается дом Малыша. По Генеральному плану музеефикации с. Константиново усадьба Малыша должна была быть передана музею еще в 2006 г. Напротив дома родителей С.Есенина мы наблюдали печальную картину уничтожения «Поповской застройки», которая оказала существенное влияние на формирование поэта.
   После осмотра дома Есениных я осмотрел дом Кашиной, где обсуждал проблемы развития музея с заместителем директора музея-заповедника по науке К.П. Воронцовым (с которым мы сотрудничаем с 1975г.). Затем мы прошли мимо усадьбы Кашиной и административного здания музея, где примерно в 50–100 метрах от указанного строения я присел на лавочку.
   Ко мне через некоторое время должны были подойти мои коллеги из союза писателей, которым я планировал показать свой проект Генерального плана музеефикации с. Константиново, разработанный ООО «ТАМ Гаврилова В.А.» к столетию С.А. Есинина.
   За указанный проект я был удостоен диплома Правительства Российской Федерации в 1995 г.
   Также я хотел показать проект корректировки Генерального плана с. Константиново, выполненный в 2006 году, утвержденный всеми государственными инстанциями.
   В это время ко мне подошли трое молодых мужчин, одетые в черные куртки, которые, не представившись и не предъявив документы, потребовали от меня показать содержимое моей сумки. Один из подошедших, как мне кажется, был Набатчиков, с которым я ранее уже встречался. В июле 2015 г. проходила в с. Константиново конференция по вопросам охраны культурного наследия. Я выступал на данной конференции и демонстрировал те же самые планшеты с чертежами Генерального плана музеефикации с. Константиново, что были со мной и 3 октября 2015 г. В июле месяце на второй день конференции прибыл губернатор Рязанской области О. Ковалев. Я пытался подойти к губернатору, чтобы дать свои пояснения по вопросу строительства «Въездной зоны» в Константиново. Однако, Набатчиков и люди в гражданской одежде под его руководством грубо оттолкали меня в сторону.
   3 октября в с. Константиново у меня при себе была связка планшетов, перетянутая бечевкой, и черного цвета сумка на колесиках. Размер картонных планшетов 60х60 см.
   В сумке находилась текстовая часть проекта, на планшетах была изображена графическая часть моего проекта.
   Набатчиков и двое неизвестных в черных куртках подошли к сотрудникам ППС и потребовали от последних, чтобы те досмотрели содержимое моей сумки.
   Сотрудники в полицейской форме, не представившись и не предъявив документы, досмотрели содержимое моей сумки и, не обнаружив ничего подозрительного, удалились. Я их просьбу выполнил добровольно.
   Перед тем как сотрудники в форме удалились, я сообщил им, что являюсь Заслуженным архитектором Российской Федерации и прибыл по приглашению министра культуры и туризма В.Ю. Попова и вручил указанным лицам мои визитные карточки.
   После этого я развязал стопку планшетов и пять из них стал располагать на лавочке.
   Так как на улице был сильный ветер, и планшеты падали, мне помогли их расставить Петруцкий, Кочетков и неизвестный прохожий с бородой.
   Затем Кочетков ушел в магазин за минеральной водой.
   Через некоторое время ко мне вновь подошли вышеуказанные мужчины в черных куртках (под руководством Набатчикова) и стали настойчиво интересоваться, что за изображения находятся на лавочке. Как выяснилось позднее, это были сотрудники центра по борьбе с экстремизмом, как мне пояснил впоследствии Кочетков (он узнал это на судебном заседании из объяснений полицейского Котова).
   Я подробно разъяснил сотрудникам центра по борьбе с экстремизмом, что это чертежи моего проекта, выполненного к столетию С.А. Есенина и, что все экспозиции в с. Константиново также сделаны по моему проекту. Я также передал данным лицам свои визитки.
   В это же время я увидел недалеко от себя директора музея Б.И. Йогансона, который разговаривал с майором полиции крупного телосложения. Впоследствии я узнал, что это начальник Рыбновской полиции М.М. Рядом с ними находились мужчины из отдела по борьбе с экстремизмом. В это самое время рядом со мной у лавочки находился первый директор музея С.А. Есенина Астахов В.И.
   После разговора с Борисом Йогансоном М.М., направился в мою сторону, а Йогансон Б.И. ушел в направлении здания администрации музея. Йогансон отчетливо видел, что я прибыл на юбилей, но даже не подошел ко мне поздороваться.
   Через некоторое время вокруг меня столпилось множество людей в полицейской форме и человек шесть в гражданской одежде.
   Одновременно со скоплением этих людей к лавочке подъехало два автомобиля УАЗ.
   Я попросил Кочеткова сфотографировать лиц, находившихся рядом со мной, который сделал несколько снимков.
   Я стал собирать планшеты и хотел уйти с праздника, однако стоявшие рядом со мной лица в полицейской форме и гражданской одежде, не представившись и не показав своих служебных удостоверений стали хватать меня за руки и с криком «пройдемте» хотели меня куда-то тащить. Я крикнул Кочеткову, чтобы тот это зафиксировал это на фотоаппарат. После того как я это крикнул Кочеткову, последнему неизвестные лица в гражданской одежде вывернули руки и куда-то потащили. Один из них был крупного телосложения, на вид лет около 35, с бородкой в кожаной куртке коричневого цвета, синего цвета джинсах, в черной вязаной шапке и клетчатой рубахе. Именно в этой клетчатой рубахе, со слов Кочеткова, мужичина крупного телосложения затем явился на судебное заседание 8-го октября 2015 г. в Рыбновский районный суд Рязанской области и выступал в качестве свидетеля по обвинению Кочеткова в административном правонарушении — неповиновении сотрудникам полиции ст.19.3 ч.1 КоАП. В суде стало известно, что это безработный Шуравин Сергей Владимирович, 1979 г.р., проживающий в г.Рыбное. Второй мужчина, заломивший Кочеткову руки был одет в черного цвета куртку, синего цвета джинсы и вязаную шапку. Был среднего роста и среднего телосложения.
   Видя происходящее, я испугался за свою жизнь и стал говорить, что никуда не пойду. Человек пять-шесть в полицейской форме схватили меня за руки и силой поволокли в направлении автомобиля УАЗ. Я им не сопротивлялся, так как последние полностью подавили мою волю к сопротивлению. К ним на помощь подошел, как я впоследствии узнал, М.Глубоцкий и С.Шуравин, которые стали ко мне применять физическую силу, и Шуравин стал валить меня на асфальт, при этом ударил меня по ноге. Шуравин нанес мне удар по телу и, не удержавшись на ногах, также упал. Затем Шуравин поднялся и вместе с Глубоцким повалили меня на асфальт и стали избивать меня. Процессом избиения при моем задержании руководил невысокий мужчина, в черной кожаной куртке, темно-синих джинсах и черных кожаных ботинках. Предположительно — это был майор центра по борьбе с экстремизмом Набатчиков. Данный факт зафиксирован на фотографии корреспондента «Комсомольской правды» Гусевой.

Валентин Гаврилов на асфальте. Фото «Комсомольской правды»

   Глубоцкий и Шуравин меня поволокли по асфальту за руки и с меня слетела обувь. В результате противоправных действий начальника Рыбновского районного отдела полиции Глубоцкого и безработного Шуравина, мне были причинены следующие телесные повреждения: «ушиб мягких тканей головы, грудной клетки, поясничной области, нижних конечностей, ссадин левого коленного сустава, стоп», что подтверждается справкой из ГУЗ «НИИ скорой помощи им.Н.В. Склифосовского», приемное отделение.
   Затем меня с силой запихнули в автомобиль УАЗ, бросили на пол автомобиля так, что моя голова оказалась под передним сидением, а не представившиеся мне люди сели на сидение и поставили мне ноги на спину, потребовав в грубой форме лежать и молчать. Всю дорогу до Рыбновского отдела полиции меня удерживали на полу автомобиля УАЗ, головой под передним сидением порядка 30 мин. Дышать мне было практически нечем.
   Если бы я пробыл еще пять минут под сидением головой — то я бы задохнулся.
   Я считаю, что данными действиями сотрудники полиции хотели унизить мое человеческое достоинство, а сами передо мной пытались самоутвердиться.
   На двух автомобилях УАЗ нас с Кочетковым и Петруцким доставили в Рыбновский отдел полиции, отобрали у меня все планшеты и сумку со всеми документами, поместили в помещение, где установлен аппарат для прокатки пальцев, и по одному начали наш опрос.
   После того, как я вернулся с опроса, у меня ухудшилось состояние, усилились боли в поврежденных суставах и стало болеть сердце. Я воспользовался положениями Закона «О полиции» и потребовал предоставить медицинскую помощь.
   Приехавшие в отдел полиции Рыбновского района две сотрудницы скорой помощи произвели экспресс-осмотр полученных мною травм, обработали ступню ноги йодом, но отказались предоставить какой-либо документ, фиксирующий нанесенные мне телесные повреждения.
   После того, как медсестры, прибывшие по вызову в ОМВД, отказались выдать справки о телесных повреждениях, мы написали коллективное заявление, которое подписали: я, Кочетков и Петруцкий о возбуждении уголовного дела в отношении неизвестных нам лиц, нанесших мне телесные повреждения, о чем был получен талон-уведомление № 018312 от 03.10.15, оформленный в 14 ч 40 мин.
   После подачи заявлений о нанесенных телесных повреждениях в отдел полиции снова прибыл невысокий мужчина в черного цвета кожаной куртке (предположительно Набатчиков) и в присутствии Кочеткова дал распоряжение сотрудникам полиции отпустить Петруцкого, а на меня и Кочеткова оформлять протоколы.
   Я и Кочетков требовали присутствия адвокатов при составлении административных протоколов, о чем нами были сделаны соответствующие записи в протоколах с указанием фамилий адвокатов. В итоге протоколы были составлены без адвокатов.
   В коридоре в отделе полиции Кочетков встретил Шуравина, и сразу же объяснил сотрудникам полиции, что именно он сыграл активную роль в нанесении мне телесных повреждений, и потребовал его представиться, так как полагал, что последний является сотрудником полиции — так как он общался с другими сотрудниками полиции «на ты». На что Кочетков получил ответ от Шуравина, что он Кочеткова в первый раз видит.
   Ближе к 18 часам нас привезли в Рыбновский районный суд Рязанской области, где судья Соловов начал рассмотрение наших административных дел.
   После нашего ходатайства о присутствии адвокатов в судебном процессе судья его удовлетворил и перенес заседание на пятое октября 2015 года.
   Далее сотрудники полиции отвезли нас с Кочетковым обратно в ОМВД в г. Рыбное, где вернули изъятые у нас паспорта и мелкие вещи, деньги. Но полицейские не вернули мне мои планшеты и проект корректировки Генерального плана музеефикации музея-заповедника 2006 г., утвержденный Правительством РФ, разработанный ООО «ТАМ Гаврилова В.А.», изъятый из моей сумки. Данный проект является предметом интеллектуальной собственности ООО «ТАМ Гаврилова В.А.».
   Прошу по данному факту произвести дополнительную проверку и привлечь лиц, виновных в хищении предмета интеллектуальной собственности, принадлежащего творческой мастерской ООО «ТАМ Гаврилова В.А.», к ответственности…
   Нас обратно в Константиново не вернули, и до автомобиля Кочеткова мы добирались самостоятельно. Уже поздно вечером, сразу же по приезду в г. Рязань я обратился в травмпункт, для того чтобы сделать рентгеноснимки, засвидетельствовать телесные повреждения. Также мне был сделан укол от столбняка в связи с полученным рассечением ступни и опасностью заражения.
   05.10.2015 я был уже в Москве, где вынужден был обратиться в институт скорой медицинской помощи им.Склифосовского для оказания медицинской помощи.
   В институте был произведен комплексный осмотр и зафиксированы ушибы мягких тканей головы, грудной клетки, поясничной области, нижних конечностей, ссадины левого коленного сустава.
   Мне была дана рекомендация сохранять покой в течение 3-х недель и прописаны лекарственные препараты (справка №50752-15 от 05.10.2015).
   5 октября 2015 г. отдел полиции Мещанского района г. Москвы, в котором находится институт скорой помощи, зафиксировал факт моего избиения, о чем я был оповещен сотрудником полиции (по мобильному телефону).
   По моему возвращению в Санкт-Петербург меня поместили в хирургическое отделение городской больницы № 14 для прохождения длительного лечения (выявлена плохая сердечная кардиограмма, воспалилась левая нога, которая была травмирована при задержании). Я нахожусь на лечении в отделении гнойной хирургии №4 городской больницы №14 с 12 октября 2015 г. по настоящее время.
   По телефону меня известили о том, что я буду силами судебных приставов доставлен в Рыбновский районный суд на очередное заседание, после чего у меня наблюдалось сердечное недомогание.
   Примерно за 2 месяца до празднования 120-летия Есенина С.А. я разместил в «Новой газете» (Рязанский выпуск) две моих статьи. Первая статья – под названием «К губернатору не подходи» (№30Р от 30.07.2015 г.), где рассказывается о том, что в июле 2015 года на мероприятии по празднованию 50-летия музея-заповедника, куда приезжал и губернатор Рязанской области Ковалев О.И., я хотел рассказать ему об ошибках, допускаемых проектной мастерской Лозинского в проектировании въездной зоны в с. Константиново, и я попытался подойти к губернатору Рязанской области, чтобы обратиться к нему. Но примерно за 30 метров до губернатора люди в кожаных куртках преградили мне путь и в грубой форме оттолкали меня назад и весь день не подпускали меня ни к одному из объектов музея-заповедника.
   После инцидента 03.10.2015 я признал в этих людях тех же сотрудников отдела по борьбе с экстремизмом (в том числе Набатчикова), который руководил моим задержанием и избиением на праздновании 120-летия Есенина.
   Вторая моя статья (№ 34 от 27.08.2015 г.) вышла под названием «Голливудская деревня на родине поэта», где я подверг критике проекты застройки въездной зоны перед селом Константиново, выложенный на официальном сайте управления архитектуры и градостроительства Рязанской области (и особенно проект мастерской Лазинского). В статье сказано о недопустимости строительства на въезде в историческую часть села громадной «Голивудской деревни» с гостиницей (аппарт-отелем), которая своими размерами превышает ширину Красной площади в Москве. Уже на территории въездной зоны построены огромные «сараи» вместо комплекса научно-культурного центра, здания администрации, фондохранилища, реставрационных мастерских и визит-центра, которые были запроектированы ООО «ТАМ Гаврилова В.А.» и утверждены всеми инстанциями.
   Также я направил в Следственный комитет РФ, Генеральную прокуратуру РФ и ФСБ РФ заявления о нарушении законодательства РФ об охране объектов культурного наследия должностными лицами правительства Рязанской области.
   Полагаю, что данные факты могли явиться основанием для признания меня персоной нон-грата на празднике, посвященном 120-летию С.Есенина.
   Я неоднократно заявлял, в том числе публично, о том, что благодаря моим усилиям был посажен в тюрьму на 9 лет бывший директор центрального Военно-морского музея в г. Санкт-Петербург за разрушение центрального Военно-морского музея и растрату более 1,5 млрд. руб. государственных средств.
   Я являюсь Заслуженным архитектором России, членом Президиума Международного совета музеев (ИКОМ), квалифицированным специалистом в области архитектуры, градостроительства и сфере музейного дела, что подтверждено обращением Советника Президента РФ по культуре и искусству, Председателя Президиума Международного совета музеев В.И. Толстого (обращение Толстого прилагается). Я имею государственные Российские и международные награды. С 1973 г. я работаю над крупнейшими музеями РФ и стран СНГ. В настоящее время по проекту ООО «ТАМ Гаврилова В.А.» в столице Хакасии Абакане создается при поддержке В.В. Путина крупнейший в России музейно-культурный и образовательный комплекс — Национальный краеведческий музей Хакасии им. Л.Р. Кызласова, который будет открыт уже в 2016 г. Все зависит от руководителей регионов.
   На празднике 03.10.2015 ожидалось присутствие множества моих коллег со многих регионов Российской Федерации. Поэтому, я полагаю, что по распоряжению региональных властей за мною было изначально установлено скрытое видеонаблюдение. Чиновниками была поставлена задача не допустить моего общения с коллегами (деятелями культуры и искусства) из других городов Российской Федерации. Чиновники боялись распространения информации о многих грубых нарушениях законодательстве в сфере охраны объектов культурного наследия, допущенных на территории музея-заповедника С.А. Есенина и в его зонах охраны при попустительстве и участии руководства региона.
   Согласно материалам судебного заседания к делу были приобщены четыре фрагмента скрытой видеосъемки, показывающей, что за мною ведется скрытое видеонаблюдение. В суде, несмотря на заявление адвокатов о представлении финального фрагмента видеосъемки с фиксацией процесса моего силового задержания и нанесения мне телесных повреждений, данное ходатайство не было удовлетворено. Я уверен, что данная видеозапись существует, но намеренно скрывается сотрудниками центра по борьбе с экстремизмом, так как эта видеозапись однозначно устанавливает лиц, нанесших мне телесные повреждения.
   В начале 2010 года после выхода на телеканале «Россия» передачи «Дежурная часть», в которой я и директор Музея Е.Н.Астахова рассказали о незаконной застройке музея-заповедника и его зон охраны, губернатор Ковалев О.И. заявил: «Чтоб духа Гаврилова В.А. в Рязани не было», а директора музея Астахову С.А. сместили с занимаемой должности, поставив на это место специально приглашенного Б.И. Йогансона, молодого специалиста из экономического отдела Музея Народов Востока, который никакого отношения к литературе и творчеству С. Есенина не имеет. Йогансону была предоставлена 3-х комнатная квартира в Рязани и автомобиль, который ежедневно доставляет его из Рязани в с. Константиново за 40 км (за средства областного бюджета).
   Йогансон исполняет все незаконные решения, принимаемые чиновниками Рязанской области. В настоящее время по выходным дням со всех граждан, в т.ч., местных жителей взимается плата за проход на берег р. Оки. Вместо воссоздания домов Минаковых и Дорожкиных построен новый громадный «сарай» с трактирами. Общую картину дополняет громадный ресторан Бахшиева Сахавата Мамедовича «Русская быль», где проходят громкие пьянки, и ничего не остается в с.Константиново от «тихой родины» С. Есенина, описанной в его стихах.
   В Сирии в настоящее время ИГИЛ уничтожает памятники Пальмиры, убивая музейных сотрудников и археологов, а в Рязанской области чиновники уничтожают уникальный музей-заповедник С.А. Есенина и его зоны охраны, допуская нанесение телесных повреждений заслуженному архитектору, посвятившему 40 лет своей жизни вопросам музеефикации села Константиново!
   Заслуженный архитектор России, член Президиума Международного совета музеев, академик Академии архитектурного наследия, член корреспондент Академии наук и искусств Союза, член Правления Санкт-Петербургского Союза архитекторов, член Союза художников России, житель блокадного Ленинграда (ветеран Великой Отечественной войны), руководитель ООО «Творческая архитектурная Мастерская Гаврилова В.А.»

   После того, как история с избиением Заслуженного архитектора Валентина Гаврилова прокатилась по многим федеральным СМИ, губернатор Ковалев начал поиск организаторов этого инцидента. И вскоре нашел — им оказался не кто иной, как журналист рязанской «Новой газеты» Алексей Фролов, задавший вопрос про застройку есенинских просторов Президенту весной 2014 г. в Питере на форуме, организованном ОНФ.
   По команде губернатора в отношении журналиста, продолжающего освещать события вокруг Константиново, поступает команда инициировать возбуждение уголовного дела по любой подвернувшейся под руку статье. И вот представителя независимого СМИ уже вызывают в областную прокуратуру, а губернатор Ковалев едет в центральный офис «Новой газеты» в Москву, на встречу с главным редактором Дмитрием Муратовым, чтобы сообщить: по суду закрыто юрлицо, выпускавшее рязанский выпуск «Новой», и намекает, что, мол, не рассмотреть ли нам вопрос, чтобы уже «наши» люди из минпечати области продолжили плодотворное сотрудничество с Муратовым по выпуску регионального издания (разумеется с перезаключением договора франшизы).
   Реакция Муратова последовала в опубликованной статье  — хлестко, жестко и безапелляционно.
   Пришлось снова вытащить на федеральное обозрение неприглядную изнанку коррупционного скандала и отметить «добрым» словом губернатора, до сих пор еще балансирующего между уголовной статьей и заслуженной пенсией в Совете Федерации.
   После скандала с избиением Заслуженного архитектора Гаврилова в Константиново не удержались и федеральные «Ведомости» - публикуя рейтинги губернатора, отметили резкое падение рейтинга губернатора Ковалева в связи с поданным в отношении него «Комитетом общественной безопасности Рязанской области» заявлением о возбуждении уголовного дела по статье 286 Уголовного Кодекса РФ «Превышение должностных полномочий» за упразднение Государственного музея-заповедника С.А. Есенина.
   Вопрос этот до настоящего момента не разрешен.
   Прокуратура области в результате отказалась возбуждать дело против журналиста «Новой газеты» Алексея Фролова, а губернатор Ковалев продолжает пускать пыль в глаза как в регионе, так и в столице, утверждая, что он свои действия, якобы, согласовал с Вячеславом Володиным, и что сам он (Ковалев) намерен пойти на третий губернаторский срок — если Президент его попросит об этом.
   Что ж, если, по словам рязанского губернатора, с Володиным все «отрегулировано», то остается слово за Президентом…

Володя Прямой

Полностью статьи журнала вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

       

Вход в систему

view counter

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 1 гость.

Пользователи на сайте

  • igork

Опрос

Какие методы привлечения средств для финансирования журнала следует использовать?
Краудфандинг на специализированной площадке
37%
Прямой сбор средств
16%
Поиск спонсора или грантодателя
42%
Вам ничего этого не нужно, сами крутитесь
5%
Всего голосов: 57